Версия для слабовидящих
(3822) 51-41-06
Выставки / Виртуальные / К 150 летию со дня рождения Базановой Лидии Павловны
Лидия Павловна Базанова по праву может считаться одной из ярчайших фигур в культурной жизни Томска. С ее именем связаны кардинальные преобразования художественной жизни города в начале ХХ века. В первое десятилетие ХХ века Л.П. Базанова – самый сильный живописец среди томских художников. В городе сохранился ряд ее значительных произведений, которые на протяжении всего XX века показывались в экспозициях сначала Томского краеведческого, затем художественного музея. О самой же художнице и ее роли в истории города надолго забыли, никогда не публиковалась ее творческая биография. Томичи вспомнили об этом интересном человеке и художнике лишь в 1990-х, когда появились небольшие газетные публикации о ней.

Биографические сведения о художнице, которые удалось восстановить, к сожалению, крайне скудны. Мы практически ничего не знаем о ней как о частном лице. Ее биография выстраивается исключительно как творческая – по творческим акциям, значительным для культуры и искусства Томска, которые зафиксированы в периодике того времени; по каталогам нескольких выставок, немногочисленным архивным документам и редким упоминаниям художницы в публикациях по истории Сибири и изобразительного искусства Томска. Творческое наследие художницы составляет ее подлинную биографию.

Лидия Павловна Пупарева, в замужестве Базанова, родилась в 1864 году в небольшом городке Серноводске Самарской губернии в дворянской семье. Лидия была одним из младших детей в семье. Ее отец Павел Васильевич Пупарев – надворный советник, окончивший Казанский университет с серебряной медалью, с 1835 года «усердно и ревностно» служил полковым лекарем в Ряжске, штаб-лекарем в Туле, старшим лекарем госпиталя под Самарой. Мать Елизавета Павловна Арендт также происходила из семьи врача. Время, когда проявились художественные наклонности будущей художницы, установить трудно, но чуть ранее своего двадцатилетия, в 1880-х годах, Лидия Пупарева поступает вольноприходящей ученицей в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. В 1886 году, оставаясь в статусе вольнослушательницы, переходит в последний класс – натурный. В тот год она обратилась в совет Московского художественного общества, в ведении которого находилось училище, с просьбой присвоить ей звание учителя рисования за проявленные «успехи по рисованию». Препятствием для получения звания был устав училища, разрешавший присваивать подобное звание лишь «постоянным» ученикам. И все же 27 июня 1886 года совет удовлетворил прошение вольнослушательницы благодаря ходатайству известных педагогов училища Е. Сорокина, П. Десятова, С. Иванова, засвидетельствовавших, что Лидия Пупарева «во все время пребывания ее в училище занималась с весьма хорошим успехом».

Затем наступает шестилетний перерыв в учебе. Мы можем только предполагать, что жизнь будущей художницы в этот период была заполнена преподаванием. В 1892 году Лидия Пупарева, сдав экзамены, вновь как вольнослушательница зачисляется в оставленный ею ранее натурный класс училища. Формирование художницы проходит в творческой атмосфере училища среди подающих надежды молодых живописцев, состав которых в 1880-х и начале 1890-х был очень сильным. Интересно, что, специализируясь в натурном классе, как жанрист, Лидия Пупарева не осталась равнодушной к новациям крупнейшего русского художника и педагога В.Д. Поленова, руководившего тогда пейзажным классом училища. Под влиянием творчества В.Д. Поленова, который, как вспоминал К.А. Коровин, «внес свежую струю в школу, первый стал говорить о чистой живописи, как написано, о разнообразии красок», находились многие ищущие молодые таланты, но отнюдь не все. На обороте оформленной как адрес обложки иллюстрированного каталога XV ученической выставки картин (М., 1892, хранится в библиотеке Государственной Третьяковской галереи) с дарственной надписью «Глубокоуважаемому профессору Василию Дмитриевичу Поленову от экспонентов каталога» среди прочих стоит подпись Л. Пупаревой. Ученические выставки, в которых участвовала и Лидия Пупарева, играли важную роль в системе подготовки художников. На XV выставке художница показала жанровую картину «Семейный уголок», продемонстрировав хорошие навыки композиции: умение разместить группу фигур в разных ракурсах в интерьере, и передать, хотя и с налетом сентиментальности, эмоциональную атмосферу сценки, ощущение тепла, интимности, уюта.

Программа подготовки будущих художников в училище была максимально насыщенной, не все учащиеся выдерживали предлагаемую нагрузку. Лидия Пупарева проявляла, видимо, недюжинные способности. По окончании училища (1895 год) молодая художница получила право писать картину на соискание большой серебряной медали. Смогла ли художница представить работу, установить пока не удалось. В тот момент она испытывала некоторые сложности из-за «условий… жизни, заполненной уроками». Одно из ее обращений в совет Московского художественного общества написано уже из Харькова.

О процессе становления художницы известно немного, восстанавливаются лишь отдельные вехи ее творческого пути до приезда в Томск. На следующий год после окончания училища Лидия Павловна Пупарева, к фамилии которой прибавляется «Базанова», избирается членом Московского общества любителей художеств (МОЛХ). В 1896 году шестеро художников представили свои работы на суд жюри МОЛХ. Только четверо прошли отбор. Среди них Лидия Пупарева-Базанова за жанровую картину «На пороге к делу» (в 1910 г. будет разыграна в бесплатной лотерее общества).

Вплоть до 1915 года она будет состоять членом МОЛХ. Опыт членства в МОЛХ во многом определит дальнейший творческий путь художницы. Начало участия Лидии Павловны в деятельности общества пришлось на наиболее успешные годы его работы. Почетными членами общества тогда состояли В.Д. Поленов, И.Е. Репин, В.И. Суриков.

Ежегодно на Рождество общество устраивало периодические выставки в здании Исторического музея, которые посещало до 5000 зрителей. До 1912 – 1913 годов в них участвовали самые известные московские живописцы. Л. Базанова несколько раз экспонировала свои произведения на выставках Московского общества любителей художеств, ее картины соседствовали в экспозициях с работами И. Бродского, А. Васнецова, С. Виноградова, Н. Касаткина, Н. Дубовского, И. Браза, Е. Кругликовой, А. Голубкиной, С. Жуковского, В. Сурикова, И. Репина, М. Педашенко и других художников. В 1896 году Базанова показала картину «Мало принесли» (позже она присылала работы уже на сибирскую тематику: 1904 – «Осенняя песня», «Сибирский крестьянин»; 1908 – «Плавка золота» и «Потанин за работой»; 1912 – «Портрет профессора Новомбергского»).

В Томске Лидия Павловна Базанова оказалась в 1899 году в связи с назначением мужа в Томский университет. Немного до этого приезжало в Томск художников с опытом участия в работе крупного художественного объединения России. Стоит заметить, что томская пресса, представляя художницу сибирскому зрителю, называла ее также экспонентом «академической, исторической и других выставок».

Активная жизненная позиция заставляет новоявленную томичку стать участницей актуальных для города культурных процессов. Лидия Павловна с энтузиазмом включается в решение сложнейшей проблемы, которой была занята художественная общественность города – организацию художественного образования. В тот момент происходило преобразование рисовальных классов, открытых Обществом попечения о начальном образовании еще в 1885 году, в художественно-промышленные. Базанова не только преподает посетителям классов масляную живопись, но и избирается в 1901 году председателем Художественно-промышленной комиссии Общества, в ведении которой были классы. Реформированные классы просуществовали недолго, но, борьба за их открытие и становление, говоря словами А.В. Адрианова, «внедрила в общественное сознание мысль о художественном образовании как о необходимом элементе развития личности». Под влиянием этой борьбы изменилось отношение к преподаванию рисования в средних учебных заведениях города и училищах. Немалую лепту в это внесла Лидия Павловна, приглашенная преподавать в частную гимназию О. Миркович. Видимо, почти сразу по приезде в город она открыла собственную студию, которая не работала только в летние месяцы.

В марте 1902 года Лидия Павловна Базанова предстала перед томской публикой как художник. В одном из помещений Общественного собрания художница выставила 47 или 49 (газеты приводят разное число) произведений, среди которых было 11 крупных полотен. Полный список показанных произведений неизвестен, до сих пор не удалось обнаружить каталог выставки. Это была первая в истории города крупная персональная выставка, представлявшая художника, в равной степени профессионально владевшего разными жанрами, способного писать свежие, непосредственные этюды и создавать большие законченные композиции. Именно Базановой обязаны томичи первыми впечатлениями от встречи с серьезной живописью на значительные темы. Она сразу завоевала симпатии коллег и журналистов, писавших о событиях художественной жизни города. Мнение было единодушным: «Томск таких выставок еще не видел».

С этой выставки за Л.П. Базановой надолго закрепляется слава сильнейшего живописца Томска. Она подтвердит ее блестящим участием в групповых выставках в конце первого десятилетия XX века, когда ее назовут «царицей» среди местных мастеров. В Томске художница обретает творческую зрелость. Годы, проведенные в Сибири, были для нее очень плодотворными. Широкий круг общения и совместная работа на поприще культурного преобразования города дали ей множество впечатлений от встреч с неординарными людьми. Базанова с увлечением создает портреты известных томичей, в основном из университетского окружения. Одаренность и смелость художницы сказались в самом выборе моделей. Томичи, лично знакомые с ее сибирскими моделями, имели возможность оценить уровень портретного мастерства художницы. Точная передача характерных черт внешнего и внутреннего облика моделей отмечалась всеми как бесспорное достоинство созданных ею портретов известных лиц. Привлекала зрителей и авторская установка на создание большого законченного образа. В результате о Базановой начинают говорить как о «прекрасной портретистке». Время сохранило два психологически содержательных портрета П.И. Макушина кисти Базановой. Художница, вероятно, не была окончательно удовлетворена образом, созданным в 1909 году, и в 1911-м вновь вернулась к идее портрета личности глубокой и значительной, какой был Петр Иванович. В первом, – абсолютно законченном и выверенном, акцент сделан на репрезентативной стороне, чрезвычайной собранности, целеустремленности, внутренней и внешней определенности. Во втором, – эскизном, портретистка стремилась, отказавшись от повествовательности, усилить эмоциональное воздействие портрета, объемнее представить своего героя, показать его заряжающую других энергию и глубокий ум, и одновременно некоторую усталость и неотступность нелегких размышлений. Широкий разворот фигуры, заполняющей весь холст, отражает страстность, открытость к общению, внутреннее напряжение мысли и чувства портретируемого, мощь натуры. Длинными стремительными движениями широкой кисти, по-серовски обозначена форма. Колористическое решение портрета с преобладанием красиво разработанного черного цвета звучит со сдержанным благородством, художница и здесь пытается воплотить идею В. Серова, говорившего коллегам: «Краски не важны… Все краски, краски… Ты черным напиши хорошо».

Дарование портретистки наиболее полное воплощение нашло в портрете Г.Н. Потанина. Он интересен тем, что представляет собой портрет-картину. Подобного типа портреты томские художники не делали. Базанова сумела без особых эффектных приемов при внешней документальности достигнуть исключительной выразительности типичной позы, выражения лица и состояния мысли ученого. Написанные с незаурядным живописным мастерством различные аксессуары портрета, обрамляя фигуру Потанина, усиливают ощущение значительности личности, и в то же время делают ее человечнее, придают особую теплоту изображению этого скромнейшего человека. Как мастер натюрморта художница продемонстрировала тонкое чувство материалов, фактур. Образ ученого, созданный художницей, общественностью был принят восторженно. Базановский портрет Г.Н. Потанина вошел в художественную историю Томска, как один из лучших в галерее портретов, когда-либо экспонировавшихся на томских выставках.

С видимым удовольствием художница пишет салонные женские и детские портреты, отдавая дань стилю модерн, который тонко чувствует. В лучших ее портретных работах ощутимо влияние Серова, за творчеством которого она внимательно следила. Отзвуки серовского портера Ермоловой и других его женских портретов находим мы в портрете неизвестной, хранящемся в Томском областном художественном музее. Однако в этом портрете художнице не удалось выйти за рамки салонной вещи. Хорошо написанный остро модный костюм, стильная элегантность модели заслоняют эмоциональную характеристику. Обилие драгоценностей, изысканных деталей туалета, написанных живописно и со вкусом, несколько дробит общее впечатление от портрета.

Как истинная ученица московской школы живописи периода, когда в училище культивировалась разработка новой тематики и нового типа картины, сочетающей пейзаж и жанр, Базанова начинает писать картины сибирского быта. Обращение к жанровым картинам свидетельствует об определенной смелости художницы, среди томских художников только сама Базанова и А.С. Капустина, выпускница Императорской Академии художеств, работавшая в Томске с 1890 года, взялись за разработку сибирской темы в бытовой живописи. К сожалению, этот пласт творческого наследия художниц не дошел до нашего времени.

Базановы, видимо, много путешествовали по Европе, при этом Лидия Павловна не расставалась в поездках с палитрой, и посетители томских выставок любовались выполненными ею в поездках пейзажами Италии, Швейцарии. Надо заметить, что в пейзажах Базановой летняя натура вообще преобладает. В Сибири она добирается до Байкала. Но собственное творческое лицо художницы ярче всего проявилось в алтайских работах. На Алтае художница нашла темы, которые принесли ей известность не только в нашем городе.

Без сомнения, огромное влияние на расширение круга разрабатываемых ею сюжетов оказали идеи выдающегося ученого и общественного деятеля Григория Николаевича Потанина, неустанно призывавшего томских живописцев к художественному освоению Алтая и Сибири. Григория Николаевича и Лидию Павловну связывали дружеские отношения. Недаром, кисти Базановой принадлежит лучший в иконографии Потанина живописный портрет. Летом 1907, 1908, 1909 годов почти по два месяца Лидия Павловна работала в облюбованной ею живописной деревне Узнезя в Горном Алтае. Деревня расположена на берегу неумолчной Катуни в 4 верстах от села Анос, где в своей усадьбе жил и работал ее коллега – алтайский художник Г.И. Гуркин. Опекал и направлял художницу во время работы в Горном Алтае Г.Н. Потанин, неоднократно совершая вместе с нею небольшие поездки. Художница смело следовала за Григорием Николаевичем в недолгих путешествиях, совершаемых, однако, в те отдаленные уголки, куда редко доезжали русские путешественники и отдыхающие. Там Базанова смогла ближе познакомиться с сохранившейся, самобытной культурой алтайцев, оттуда привезла идеи нескольких своих больших полотен.

На Алтае и по алтайским впечатлениям ею создано и показано на выставках около 40 произведений, от небольших этюдов до жанровых картин. Количество написанных тогда работ только на первый взгляд может показаться небольшим. Уровень законченности тщательно проработанных натурных этюдов, написанных маслом, позволяет понять, каким энтузиазмом и творческим напряжением были наполнены ее летние дни на Алтае.

Лидию Павловну меньше, чем других томских художников, интересовала красочная природа Алтая, хотя она тоже отдала ей дань в небольшом числе чисто пейзажных этюдов. Эти работы не сохранились, но, по свидетельству современников, они мало отличались от произведений других томских пейзажистов. Но пейзажи из ее сюжетных картин и этюдов свидетельствуют о том, что она умело свободным движением кисти решает проблему обобщения формы при соблюдении достоверности, добиваясь передачи цветового единства в природе, ощущения мягкого влажного воздуха. Цвет в пейзаже мало варьируется ею в зависимости от освещения и географического расположения изображаемых мест. В алтайских пейзажах сохраняется приверженность к сиреневым тонам, характерная для некоторых ее южных пейзажей. При этом художница тонко разрабатывает в оттенках все используемые цвета.

Творчески Базанову больше увлекает тема естественного человека, сливающегося в своей повседневной жизни с окружающим миром в единое целое. Исповедуя принцип московской школы писать только по впечатлению от увиденного, она создает изображения жителей Алтая, редкие для сибирского изобразительного искусства того времени по свежести, жизненной достоверности и уровню художественного осмысления. Томские критики – современники художницы – сразу дали высокую оценку ее «алтайским типам». И хотя практически невозможно установить авторское название этюда сидящего мужчины, который сейчас имеет условное название «Алтаец» (ТОКМ), и не известно, причисляла ли критика того времени его к числу лучших, мы можем с уверенностью отнести его к удачам художницы. В этом натурном этюде она создает образ, где экзотическая внешность и костюм не главное, в нем прочитываются уловленные и донесенные художницей до зрителя принципы существования алтайца в природе. Законченный в живописном и композиционном отношении этюд точно воспроизводит типичное состояние жителя горной страны, пребывающего в контакте природой, в состоянии медитации. Оставаясь натурными работами, ее, казалось бы, камерные этюды обладают значительной степенью обобщения. Пейзажное начало всегда сильно в этюдах с изображением человека. Только на первый взгляд может показаться, что в двух других сохранившихся этюдах девушка (Научная библиотека ТГУ) и алтаец с трубкой (частная коллекция) изображены «на фоне пейзажа», поскольку их фигуры вплотную приближены к поверхности холста. Не повторяясь в композиционном решении этюдов, Базанова каждый раз достигает органичного соединения пейзажного мотива и фигуры человека. Помещенная точно в просвете между двумя вершинами гор фигура алтайца с трубкой при полнейшей конкретной правде подробного изображения и видения приобретает определенное монументальное символическое звучание тождественности человека и гор. Не загруженность пейзажей придает этюдам – типам особенное свободное дыхание. В ряде этюдов, которые можно рассмотреть на старой фотографии с первой томской периодической выставки, словно целиком взятых с натуры, нашел выражение острый интерес художницы к сложным композиционным построениям и ракурсам. Незаглаженная фактура живописи, свободный мазок используются художницей, чтобы сохранить ощущение свежести первого впечатления.

Сюжетные законченные картины художницы уступают в художественном отношении этюдам. Впечатления, полученные ею на Алтае, были сильнейшими, но собранного натурного материала оказалось явно недостаточно для создания многофигурной сцены из жизни народа Алтая. Отсюда отсутствие индивидуальности в мужских лицах в картине «Со свадьбы», где можно неоднократно встретить вариацию «алтайца с трубкой». Его же фигуру в ракурсе этюда художница включила и в картину «Съезд старейшин 1-й Алтайской дючины», здесь же можно увидеть и знакомую по этюду фигуру сидящего алтайца. И в то же время неяркие согласованные, светлые краски пейзажа в картине «Со свадьбы», господство ровного солнечного освещения, широкий охват пространства, выразительная точка зрения и расположение групп рождают ощущение красоты, передают сам дух культурно-национальной и природной среды, к изображению которой прикоснулась художница. Погружение в гущу алтайской жизни позволило раскрыться еще одной грани дарования художницей, она становится анималисткой. Гармония и поэзия традиционного уклада жизни алтайцев – вот что представляет для нее главный интерес. Это очень близко оптимистическому мироощущению самой художницы, ее приятию красоты и радости жизни без драматических коллизий. В алтайских этюдных портретах-типах и жанровых картинах Базанова, бесспорно, превосходит по мастерству крупнейшего сибирского художника, коренного алтайца Григория Гуркина.

Лидия Павловна, как-то сразу влившаяся в художественную среду города и получившая признание как талантливый живописец, быстро выдвинулась в число наиболее общественно активных художников. Ее энергии хватало на несколько творческих акций сразу. Например, почти одновременно со своей персональной выставкой в 1902 году Лидия Павловна организовала участие представительниц дамского кружка университета в городской выставке дамских рукоделий, к которой привлекла и своих коллег-художников. Общепризнанно, что благодаря ее помощи летом 1903 года в Томске состоялась «Первая передвижная художественная выставка для Сибири», организованная петербургскими художниками.

Привитое в училище отношение к живописи как к серьезному делу, формирующему внутренний мир человека, дало этой одаренной художнице ощущение собственной причастности к распространению художественных знаний в Сибири. Творческая и педагогическая работа не мешала ей с энтузиазмом заниматься художественным просвещением сибиряков.

На протяжении всего томского периода, кроме станковых портретов томичей, она пишет маслом, рисует углем и карандашом портреты известных писателей, композиторов и многих других деятелей русской науки и культуры для общедоступных вечеров, устраиваемых литературным и музыкальным обществами Томска. Особенно запомнились томичам портреты Л. Толстого, Н. Гоголя, М. Глинки, А. Бородина, Ф. Листа, Э. Грига П. Лесгафта, несколько лет украшавшие интерьеры различных общественных учреждений города и частных домов. Л.П. Базанова оформляла своими жанровыми рисунками и виньетки программы концертов Томского музыкального общества и музыкальных классов. Для литературных вечеров в Общественном собрании художница ставила модные в то время «живые картины». Она всегда готова была поделиться своими знаниями по искусству. Так, на вечерах в доме профессора технологического института П.К. Соболевского, где собирались музыканты, с которыми Лидию Павловну связывало увлечение пением, она часто делала пояснения к иллюстрированным изданиям, которых множество было в этом доме. Натура энергичная и эмоциональная, Лидия Павловна не замыкалась в кругу профессиональных интересов, известно, что она брала уроки музыки у О.М. Соболевской и неоднократно потом пела на вечерах и вечеринках общества любителей художеств.

Значителен вклад Л.П. Базановой в развитие томской художественной критики. На этом поприще Базанова не знает себе равных в Томске, пожалуй, только С.М. Прохоров в 1910–1911 годах смог составить ей конкуренцию. Ее выделяет как количество статей, их значительный объем, так и уровень понимания рассматриваемых проблем изобразительного искусства.

Объективно-аналитический подход характерен для Базановой – критика в ее оценке той или иной выставки в целом как важного для города художественного явления. Откликнувшись рецензией на выставку французской живописи 1904 года, она написала: «И настоящая выставка не может дать полного представления, о французской школе, занимающей с ее разнообразием техники и направлений первенствующее место среди современных школ живописи. Картины … служат образцами реальной школы; по технике отличаются законченностью, детальностью отделки и гладким письмом. Тут нет ни пленэристов, ни пуантилистов; есть несколько образчиков «ню», которые тоже не могут дать представления о том мастерстве и изяществе, которых французские художники достигли в этой области».

Приветствуя идею передвижной выставки 1903 года и столичных художников, «решившихся послать за многие тысячи верст свои произведения», Базанова посчитала нужным отметить и своеобразие томской жизни по сравнению с жизнью окружающих городов: «Хотелось бы верить, что в данном случае не последнюю роль играют художественные запросы томичей». Несмотря на общую доброжелательность статьи, Базанова писала, что, по ее мнению, на выставке не было «главной картины». Не было картины, привлекшей бы всеобщее внимание, какой, в понимании художницы, могла быть вещь, «ярко, легко в понятном для каждого изображении передающая несознаваемую многими сущность окружающей действительности». И недаром среди множества работ она выделила произведение «Бродяги в лесу» местной художницы А.С. Капустиной, взявшейся за раскрытие «новой и интересной темы».

Как критик она чутко относится к оформлению экспозиции выставки, обращая внимание самого экспонента и зрителей на необходимость общего эстетического ее решения.

Базанова обязательно подмечала то новое, что привносила конкретная выставка в художественную атмосферу города. Будь то «редкое и приятное разнообразие», которое внесла на рубеже веков выставка поселившегося в Томске В. Вучичевича, или возникновение в городе нового праздника ¬– «недель Гуркина» и явления, которое они породили, – коллекционирования и меценатства, или «приобретение Томском выдающейся художественной силы в лице художника С.М. Прохорова».

Для критика Базановой характерно умение реально оценить своеобразие творчества другого художника, что относилось не только к томским мастерам, его достижения и ошибки, четко сформулировать это и хорошим доступным языком донести до зрителя. Оценивая первую персональную выставку Г.И. Гуркина в Томске на рубеже 1907–1908 годов, Базанова писала: «…Гуркин – пейзажист по специальности. …На пейзаже всего ярче сказываются и сделанные им огромные технические успехи. Оставаясь по-прежнему сторонником широкого мазка, Григорий Иванович приобрел теперь мягкость кисти и колорита. Кроме того, он глубже чувствует теперь природу, и произведения его становятся все более одухотворенными». В то же время она отметила серьезные недостатки жанровых произведений Гуркина. Несколько раз Лидия Павловна предостерегала популярного в Томске художника Вучичевича от пренебрежения по отношению к тщательному изучению натуры, увлечение излишней «красочностью»: «Картины г. Вучичевича, представляя нередко внешние достоинства, оставляют после себя чувство неудовлетворенности. Это объясняется отсутствием жизни в его произведениях». В 1911 году, в год смерти В.А. Серова, она опубликовала в «Сибирской жизни» большую статью, где безошибочно определила роль художника в русской живописи: «Художника Серова не стало, но остался от него лучезарный свет…, который будет светить, и указывать истинный путь русскому искусству». Профессиональная зоркость отличает ее оценки конкретных произведений коллег. Как показало время, абсолютно верными оказывались прогнозы Базановой относительно будущего развития художников, о которых она писала.

Неизменный успех сопровождал выступления Лидии Павловны с популярными лекциями о творчестве любимых ею художников. «Сибирская жизнь» рассказывала своим читателям, например, что доклад Базановой о творческом пути В.А. Серова завершился долгими аплодисментами автору.

Творческая атмосфера московского училища, в которую она окунулась в юности, а позже Московского общества любителей художеств, не забывались, заставляли испытывать острую потребность в общении с коллегами и зрителями. Именно поэтому, Базанова выступила реформатором художественной жизни города. Дом Ивана Александровича и Лидии Павловны стал одним из мест, где собирались обсудить свои профессиональные проблемы томские художники. Чаще всего это происходило, конечно же, на «пятницах» – в день приема в их доме. В 1908 году пятеро самых значительных художников Томска – Л.П. Базанова. А.С. Капустина, В.И. Лукин, З.А. Рокачевский, М.М. Щеглов задумали устроить совместную выставку, которая должна была кардинально изменить художественную жизнь города. Она должна была стать по их замыслу первой в цепи ежегодных художественных выставок и поэтому была многообещающе названа ими «Первой периодической». Художники мечтали также собрать с ее помощью деньги, чтобы основать фонд первой художественной школы Сибири.

Для осуществления намеченного понадобились, по выражению газеты «Сибирская жизнь», «огромные усилия и настойчивость со стороны искренне преданных делу томских художников». Наибольшие усилия, судя по информации из той же газеты, были приложены женщинами. На протяжении двух месяцев Базанова и Капустина, преодолевая сопротивление властей, добивались от городской управы разрешения устроить выставку в залах третьего этажа Гоголевского дома как наиболее удобного для экспонирования живописи городского помещения. Они добились своей цели. Так благодаря энергии Лидии Павловны и Августы Степановны была заложена традиция проводить отчеты художников перед зрителями в одном из лучших залов города. Во втором десятилетии века выставки сделались неотъемлемой частью культурной жизни города, а Томск стал первым сибирским городом, в котором крупные художественными выставками проходили регулярно.

Первая периодическая выставка картин томских художников вызвала в городе огромный интерес. Особенный успех выпал на долю художницы Базановой, выставившей 58 произведений, созданных в разные годы. Лидия Павловна будет участвовать еще во второй (1909–1910), где ее будет ждать вновь большой успех, и более скромно в третьей (1910–1911) периодической выставках.

Окрыленные успехом первого совместного выступления, художники почувствовали в себе силы для решения не только важных лично для них проблем, таких как устройство собственных выставок, создание условий для продажи картин, но и таких больших общественно значимых задач, как создание первой в Сибири художественной школы, а значит, и развития изобразительного искусства региона. Базанова выступила с идеей организовать в городе общество любителей художеств. Муж художницы активно поддержал ее. На состоявшемся 15 марта 1909 года учредительном собрании профессор И.А. Базанов выступил в числе учредителей общества, так же как муж другой художницы – профессор университета Ф.Я. Капустин. Обсудив подготовленный проект устава, собрание «все дальнейшие хлопоты по учреждению общества» поручило художницам Базановой и Капустиной.

Через несколько месяцев, в октябре на организационном собрании, которое вел И.А. Базанов, состоялось утверждение устава общества. И началась деятельность первого крупного сибирского художественного общества – Томского общества любителей художеств (ТОЛХ). Председателем правления общества была избрана Базанова. Квартира Базановых превратилось на время в штаб-квартиру правления, с энтузиазмом принявшегося за дело. В последовавшие два месяца правление собиралась 8 раз, обсуждая различные организационные вопросы, абсолютно новые для культурной практики Сибири. Поскольку ближайшая соратница Базановой А.С. Капустина в мае 1909 года уехала из города, все заботы об обществе легли на плечи Лидии Павловны. Уже 15 декабря Лидия Павловна смогла доложить правлению о состоянии дел по организации художественной школы. В короткий срок удалось получить, связавшись с несколькими художественными школами России, учебные программы, которые были тщательно проштудированы. Решен был и труднейший для города вопрос – найдено помещение для будущей художественно-промышленной школы. На заседаниях обсуждались также принципы проведения передвижных выставок и много других проблем, вставших перед молодым обществом.

Однако правлению во главе с Базановой практически не дали осуществить намеченное. В последние дни года разразился конфликт, вызванный нападками одного из членов общества, под псевдонимом «Старый сибиряк» обвинившего через «Сибирскую жизнь» правление в бездействии. Критика была несправедливой, профессор Н.Я. Новомбергский назвал ее попросту «травлей» правления.

Правление и его лидер Л.П. Базанова разошлись с оппонентом в вопросе о масштабах деятельности ТОЛХ. «Старый сибиряк» настаивал на всесибирском воздействии общества, Базанова считала это «губительным и несвоевременным для неокрепшего общества». Однако часть членов общества на экстренном общем собрании 29 декабря поддержала «Старого сибиряка». Многое было поставлено в вину правлению. Особое негодование критиков правления вызвало его решение доверить организацию намеченной на Рождество второй периодической выставки, той же группе художников, которые провели год назад первую периодическую художественную выставку. Противники правления и Базановой, заявляли, что право проводить вторую периодическую выставку имело только общество любителей художеств, а не отдельные его члены, и выставка должна проходить «под флагом общества». Базанова утверждала, что такое большое дело, как устройство выставки в тот момент было не по силам только что начавшему свою деятельность обществу любителей художеств, и только через год общество сможет осуществить мероприятие такого уровня. Дошло до того, что художников, входивших в состав правления, и их лидера обвинили в желании присвоить себе славу организации общества любителей художеств, на том основании, что правление решило провести торжественный вечер в честь начала деятельности ТОЛХ на выставке.

В результате возникших разногласий большая часть правления во главе с Базановой заявила о своем выходе из общества. Расставшись с обществом, Л. Базанова с единомышленниками: В. Лукиным, З. Рокачевским, Н. Ткаченко, М. Щегловым и несколькими учениками их студий все-таки провела в Рождественские дни II периодическую выставку. Назвав ее «независимой», новое правление ТОЛХ, естественно, не смогло противопоставить ей другую, потому что, в городе на тот момент не было других творчески работавших художников. Не смогло новое правление ТОЛХ организовать и торжественный вечер в честь начала работы в городе своего общества. Можно с уверенностью сказать, что это было по силам только Базановой и ее соратникам, так Томск просто лишился важного культурного праздника. Новому правлению не удалось и художественную школу открыть в сроки, которые были намечены старым правлением, возглавляемым Л. Базановой.

Группа же художников-учредителей общества, покинувших его, оказалась вполне состоятельной. Художники показали на II периодической выставке 270 новых работ, выполненных после предшествовавшей выставки. Сама Базанова выставила вновь большое число оригинальных и сильных произведений. Весной 1910 года эта же группа устроила первую в истории Сибири передвижную выставку местных мастеров живописи, показав свои работы в другом культурном центре Сибири – Иркутске.

Творчество художницы получает широкую известность. Осенью 1910 года Академия художеств пригласила Л. Базанову принять участие в Международной выставке в Риме. Известно, что Базанова взялась тогда за подготовку на выставку двух картин из алтайской жизни.

Время показало, что Лидия Павловна не порвала окончательно с обществом любителей художеств. Скоро и новое правление вынуждено было признать, что без ведущих художников, отстранившихся от организационной деятельности, обществу любителей художеств не справиться с решением записанных в его уставе задач. Последовало официальное признание роли Л.П. Базановой. В опубликованном докладе правления по итогам работы 1909–1910 годов было заявлено: «…Настоящий состав Правления считает долгом доложить, что он, считая большой заслугой Л.П. Базановой, как инициатора создавшегося общества, положившей немало труда и забот на дорогое нам дело, и считая участие в делах Общества Л.П. Базановой, З.А. Рокачевского и В.И. Лукина, как художников, весьма ценным, на первом же заседании постановил просить их не оставлять молодое Общество своим участием». Затем, 17 октября 1910 года, последовало обращение общего собрания членов ТОЛХ к художникам, среди которых и Базанова. Газета «Сибирская жизнь» от 19 октября сообщила томичам, что общество просило Базанову, Рокачевского и Лукина «взять назад свой отказ от активного участия в жизни общества, признавая, что подобное отчуждение явилось большой потерей для последнего».

Базанова в дальнейшем активно участвовала в творческих вечеринках ТОЛХ, беседах и диспутах на них. Она выступала с докладами на вечерах, устраиваемых в классах рисования и живописи ТОЛХ; писала отклики на выставки, в организации которых участвовало общество; пропагандировала успехи учеников классов и т.д. Но, не устранясь от участия в мероприятиях общества любителей художеств, к организаторской работе Базанова больше не вернулась. И когда в марте 1912 года общее собрание ТОЛХ вновь избрало ее в состав правления, она отказалась от этой чести. Уезжая из Томска летом 1913 года, Лидия Павловна оставила в дар ТОЛХ для будущей галереи картину «Крючники», а классам рисования и живописи гипсы из своей студии и иллюстрированные альбомы.

Переезд в Петербург, а вскоре из Петербурга в Казань мало оставил времени для творчества. Ни в Петербурге, ни в Казани не удалось обнаружить следов деятельности художницы. 8 марта 1916 года Лидии Павловны не стало. Томичи с горечью узнали о кончине этого замечательного человека. «Сибирская жизнь» откликнулась некрологом, написанным Я. Медлиным. Общество любителей художеств почтило память художницы панихидой на 40-й день ее кончины и вечером в память о ней и великом В.И.Сурикове, скончавшемся в тот год.

История художественной культуры Томска не мыслится сейчас без имени Лидии Павловны Базановой – талантливой художницы, деятельного и красивого человека, признанного лидера томских художников начала XX века. Она стояла у истоков развития изобразительного искусства города, но успехи последующих поколений не заслонили ее заслуг перед Томском, как и ее творческого наследия, занимающего особое место в изобразительном искусстве Сибири.

Воспоминания о художнице

Соловкин Анатолий Иванович. Воспоминание о художницах: Базановой Лидии Павловне и Капустиной Августе Степановне. (Архив ТОКМ. Оп. 6. Д. 99. Л. 46.)

С Лидией Павловной Базановой я познакомился на одной благотворительной выставке в 1907 году. Но знал ее еще в 1900 году по ее выставкам как талантливого художника, по мнению моего отца¬ – художника Академии художеств. После благотворительной выставки, где я впервые выставил свои работы как скульптор «Братья разбойники» по сочинениям А.С. Пушкина и «Психея». С тех пор я познакомился с нею лично.

Ей понравились мои работы, и она предложила мне бесплатно ходить рисовать к ней с гипсовых фигур и посоветовала мне поехать в Москву или Петербург учиться в Художественную школу. Познакомила меня с другими художниками: Капустиной, З.А. Рокачевским, Ткаченко, Щегловым, Поляковым (мемуарист ошибся, Поляков в Томске с 1913 г. –И.Т.). Архитекторами: Лыгиным, Фишелем, Крячковым, Оржешко, Хомич и прочими.

После чего я бывал у Лидии Павловны запросто, муж ее профессор Томского государственного университета Иван Александрович Базанов, был ректором университета и преподавал Римское право (законоведение), был очень милый и простой незаносчивый человек и очень красивый мужчина.

Часто мы играли для забавы в карты [в] дураки и трифоны. В карты я играть не умел, и они учили меня…

Перед отъездом моим в Москву и Петербург Лидия Павловна Базанова была у многих томских лиц, просила их помочь деньгами мне на дорогу, но все ее старания были напрасными. Даже богач пароходов владелец Фуксман И.Г. отказал ей дать пароход, на котором предполагали сделать гуляние с танцами и эти собранные деньги дать мне в дорогу.

<…> Как Л.П. Базанова, так и А.С. Капустина часто ездили на Алтай писать виды и типы алтайцев. Л.П. Базанова преподавала рисование в частной гимназии Миркович…

Из Петербурга И.А. Базанова перевели в Киев попечителем Киевского учебного округа, где (ошибка мемуариста – И.Т.) и скончалась Лидия Павловна от воспаления легких…

Котов Н.Г. Жизнь на грани эпох. I. Книга жизни (Рукопись. Личный архив Е.Н. Котовой (Москва).

<…> По-моему в 1908 году была устроена большая выставка «Общества любителей художеств», которая для нас с Михаилом (Черемных М.М.– И.Т.) была большим событием, значительно расширившим наш художественный кругозор. Выставка была большая. В ней принимали участие художницы Базанова и Капустина, окончившие, как говорили, Академию художеств, художник Рокачевский, Лукин и из молодых – П.С. Тарский и М. Щеглов.

Эта выставка для нас важна была тем, что показала довольно много разных художников с их разными манерами, художественными уровнями и вкусами...

Особенно нас поразила большая картина художницы Базановой «Съезд князей в Любиче», которая была первой нами виденной большой жанровой исторической картиной. Она будила в душе наши «исторические струны», и в то же время как бы давала возможность через себя увидеть «величайшие творения высоких художников», Репина, Васнецова, Сурикова, Перова и др., дерзающих брать на себя решение таких огромных задач.

Подолгу и задумчиво мы простаивали и около тонко написанного жанра – «Оборванная струна» художницы Капустиной. И надо сказать, что обе эти вещи, помимо своих художественных качеств, трогали нас своей ясно и до конца определенно поставленной задачей выражения содержания. Обе они не были «художественными произведениями вообще», «художественным взглядом и нечто», а были произведениями художников, их творениями, их ощущениями, их взглядами на жизнь и на значение искусства».

Котов Николай Георгиевич (1889–1968) – живописец, график. Учился в классах рисования ТОЛХ (1910–1911), в Московском училище живописи, ваяния и зодчества (1911–1917). Участник выставок в Томске с 1912. С 1922 жил и работал в Москве. Член–учредитель Ассоциации художников революционной России. Член Союза художников с 1932.

Гребенщиков Г.Д. Большой сибирский дедушка // Литературное наследство Сибири. Новосибирск, 1986. С. 285.

<…> Это было в Томске 28 декабря 1908 года. В эти дни была открыта выставка сибирских художников, и там я увидел знаменитый портрет Григория Николаевича в натуральную величину, написанный художницей Базановой, женой ректора Томского университета, теперешнего попечителя Киевского учебного округа.

Другая профессорша, В.П.Соболева, большая покровительница молодой сибирской поэзии и искусств, ужасно хлопотала тогда, чтобы редкий портрет был приобретен каким-либо томским общественным учреждением, а не попал в руки несибиряков. Этот портрет, служивший гвоздем выставки, был причиной того, что возле имени Потанина особенно много было толков, и я, приехавший в Томск на несколько дней, решил, во что бы то ни стало лично поклониться всеми обожаемому старику, глядевшему с портрета добрым дедушкой-лесовиком.

Первое, что бросилось в глаза, это более чем скромно обставленная небольшая комната и письменный стол с рукописями, искусными грибками и вещицами, хорошо выписанными на портрете. <…>

Потанин Г.Н. В Чемальском тупике // Сибирская жизнь. 1910. 27, 29 июня.

Собираясь летом 1907 года в поездку из Томска в Анос, мы, т.е. г. Базанова и я, имели в виду, приехав в Анос, съездить в аил шаманки Саатан, о которой нам рассказывали как об интересной алтайке. Саатан живет в долине р. Анос, верстах в 10 от впадения речки в Катунь, т. е. от того места, на котором расположена деревенька Анос. В назначенный день Лидия Павловна Базанова приехала из деревни Узнезю, в которой она жила, в Анос. Молодой аносский крестьянин Кирилл обещал дополдень подать нам тележку, запряженную парой лошадей. Погода благоприятствовала. <…> Кирилл подал нам лошадей между 11 и 12 часами. В тележку садимся г-жа Базанова и я. Кирилл на козлах… За тележкой будет трусить верхом на лошади Николай Яковлевич Никифоров – алтаец, аносский обыватель, наш переводчик, вместе с тем наш приятель. Оставляем усадьбу художника Гуркина, в которой мы собрались перед отъездом. <…>

…Справа крутые бока горы Ит-Кая, по ярко освещенной поверхности которой врассыпную стоят сосны; под каждым тень в виде круглого черного пятнышка. «Каждое дерево поставлено на коврик, – говорит мне спутница и художница. <…> Снопы папоротников сплошь покрывают долину. <…> Я воспринимаю только общерадостное впечатление, Лидия Павловна перебирает подробности. Она беспрестанно прерывает цепь моих молчаливых наблюдений заявлениями своего восторга.

– Посмотрите, в какой необыкновенный тон окрашена вот та скала!

Я смотрю, но лучи восторга художницы гаснут в прозаической душе профана. Вероятно, моя соседка в это время думает о том, какие краски положит на палитру, чтобы тот же тон получился и на полотне.

<…> Дорога, по которой мы едем, постепенно поднимается все выше и выше и упирается в гору, покрытую лесом. На нижней окраине леса виден шестигранный аил, окруженный пряслом: это и есть аил шаманки Саатан. Сруб, составляющий нижнюю часть аила не выше человеческого роста, войдя в юрту, мы по кочевому обычаю заняли место налево от входа. Это гостиная в юрте кочевника. Против нас на правой стороне – женская половина: тут кровать, подле нее на войлочке сидит обыкновенно хозяйка. …Задняя стена служит для скарба…. на гребне сложенного богатства был брошен маньяк, шаманский плащ, а сверху на плащ на ребро поставлен бубен, обращенный к двору своей открытой полостью, внутри которой горели два медных глаза марса, т.е. деревянного идола.

Г-жа Саатан была одета в русское платье. Ее вымытые белые руки, тонкие артистичные пальцы, смягченные особенности монгольского типа в лице, кокетливая изысканность жестов заставляют нас думать, что мы имеем дело с избранной, тонко организованной и артистической натурой. <…> Чай, которым нас угостила Саатан, был сервирован чистоплотно. После угощения чаем, началось угощение вином, которое сейчас же при нас и было выкурено. <…>

Камлание всегда начинается с угощения духов вином… Минута камлания приближается, вот пошевелили, наконец, маньяк и бубен, заговорили слегка железки, которыми увешаны маньяк и бубен. Этот звон – первая мистическая тревога, которую испытывают присутствующие. Через несколько минут Саатан была уже в облачении, с плюмажем на голове; начали раздаваться удары в бубен, и она запела. Мы если не очутились еще в обществе духов, то это общество все-таки приближалось к нам. Саатан пела и плясала. Она принимала трудные, невозможные положения тела, неестественно закидывая голову за спину и поднимая высоко над собой бубен. Иногда она вертелась на месте как волчок. Тогда ленты и ремни маньяка, рассыпаясь в воздухе, от быстрого вращения сливались в сплошной диск, прободенный в центре ее телом. Я сидел на расстоянии сажени от нее и слышал на своих щеках ветер от ее вихря… Слышал я этот мотив и от других шаманов, но в исполнении Саатан он выходил выразительнее. Она начинала его очень нежно, робко… как будто это голос тоскующей души, которая просит освободить ее от мучений… Потом этот голос крепчает, превращается в более решительный протест. Бубен гремит сильнее и сильнее и вдруг обрывается тупым звуком… Шаманка напоследок ударяет по деревянному ободу... Ощущение получается такое, как будто вы неслись по открытому пространству и вдруг вас притиснули к глухой стенке. <…>

Шаманка остановилась. В аиле воцарилась тишина. Какой-то продолжительный свист прорезал воздух и замер. Как будто что-то улетело, как стая птиц. Наш приятель Николай Яковлевич, сидящий возле меня, притих…

Мы совсем не понимали подробностей шаманского действия. Чего добивается шаманка?.. Что такое этот загадочный свист? Для нас это все бессмысленно, скучно, не вызывает никаких представлений. Иное дело шаманисты… Благодаря некоторому, хотя и ничтожному, знакомству с мистическим миром алтайцев я вхожу в этот мир… и под воздействием ударов Саатан временно становясь шаманистом… кажется, слышу голоса обитателей страны Алыс-дере, голоса людей умерших…

Все время Саатан камлала на одном месте, которое приходится в середине между костром, местом, где обыкновенно лежит маньяк и висит бубен, и местом, на котором сидят гости. Под конец камлания она двинулась к двери… Наш приятель и советник в сношениях с шаманкой, Николай Яковлевич, нашел необходимым объяснить нам, что это финал камлания, что шаманка гонит собравшихся вызванных ею духов вон из юрты, что она вычерпывает их из юрты бубном и выплескивает за двери, он прибавил, что в это время опасно выходить из дверей; теперь у порога скопились духи и, если попадешь в эту кашу, они могу покалечить. Это заявление смутило Лидию Павловну, а это, в свою очередь, привело в замешательство всю нашу компанию. Как мы ни были забронированы от воздействия шаманского мистицизма, удары бубна не прошли для нас без всякого следа. Ум наш сидел в неприступной крепости, но нервы обнажили свои концы. Тонкая организация художницы особенно должна была терпеть от всего, что мы видели и слышали. Чувствительность нервов все повышалась, а тут вдруг запрещение выходить из аила. Лидия Павловна запротестовала сразу и стала просить вывести ее из этой тюрьмы. У присутствующих в юрте, которые вели себя все время тише воды, ниже травы, волосы встали дыбом от этого требования. Еще бы. Шаманка силою своих заклинаний собрала духов, может быть, они и не хотели идти на ее зов, но они не посмели ее ослушаться. Теперь новое насилие. Она гонит их из аила. Они торопятся исполнить ее приказ… Они озлоблены, раздражены до последней степени. Что ждет того, кто попадется им в толпу! Что ждет, может быть, и хозяев аила, в котором духи потерпели такое пренебрежение к ним?

Мы с Николаем Яковлевичем растерялись. Я безнадежно обвожу глазами присутствующих, но они словно парализованы, никто звука не издает, никто пальцем не пошевелит. По их глазам я вижу, что они понимают положение. Я жду, что они что-нибудь предпримут, подскажут Саатан. Но они ничего не предпринимают, а только ждут. … Мучительный конфликт! На одной стороне интересы простых людей, детей природы, которые живут в рабстве своих предрассудков; на другой – интересы личности культурной, доведенной, может быть, до излишней чувствительности. Имеет ли предрассудок массы право терзать какую бы то ни было личность? Имеет ли право личность отказывать в снисхождении к людям, как бы ни была низка их культура? Мы колеблемся, а на лице Лидии Павловны боль и чувство оскорбления усиливается. На глазах ее слезы, она чувствует, что доле терпеть не может. Она сейчас упадет… Долее оставаться в нерешительном состоянии нельзя. Лидия Павловна рвется к выходу, мы следуем за нею. К счастью, как раз в это время Саатан вытолкнула за дверь последнего чертенка и победоносно пошла с гремящим бубном на старое место. Мы вышли из аила, и Лидия Павловна скоро оправилась на ночном темном воздухе <…>.

Потанин Г.Н. В Чемальском тупике // Сибирская жизнь. 1912. 17 июня.

<…> Мы с Лидией Павловной Базановой… задумали поехать на той (по-алтайски… слово обозначает и свадьбу).

Той предполагался на одной из вершин Аноса. Был назначен день выезда.

В условный час нам подали во двор Гуркина верховых лошадей. Мы выехали – Лидия Павловна, ее сын Вова, я, неизменный наш спутник Николай Яковлевич и проводники. Мы везли с собой четверть водки, этикет алтайцев требует, чтобы гости, которые имеют достаток, привозили с собой архыт. Вот последние аносские домишки, вот последний огород… Деревня осталась позади, мы входим в ущелье, по которому, как я писал в предыдущей статье, Мы с Лидией Павловной уже раз проехали по дороге к шаманке Саатан.

… Увидели по левую руку усадьбу шаманки. Отсюда повернули вправо и, проехав всего не менее пятнадцати верст, наконец, доехали… до аила невесты. Тут было несколько построек, преимущественно шестигранных юрт… Рядом с пашней, саженей в 15 от прясел, на поляне, «усеянной» цветами, мы развернули свою палатку, устройством очень похожую на домик, который дети строят из двух карт… Наша палатка была поставлена так, что мы могли видеть в одно из отверстий жилые постройки маленькой усадьбы. Пол нашей палатки представлял естественный ковер из дикорастущих трав; мы прикрыли его войлоком и ковром; за нашими спинами построили небольшую стену их корзин и мешков и прислонили к ним свои подушки. Кроме нас никто из русских на свадьбу не приехал, и потому стояла только одна палатка.

На другой день с утра стали наезжать гости… Любопытство потянуло нас посмотреть, что там делается.

…Алтайцы в свою очередь подходили к нашей палатке посмотреть ее обстановку… Два или три молодых человека подошли к палатке. Легли на землю своими животами, подперли свои щеки, поставили локти на край ковра и стали спокойно и молча смотреть внутрь палатки, в глубине которой, в центре, на каком-то пьедестале, или на корзине, или на подушке сидела Лидия Павловна, а у ног ее полулежал ее Вова…

Съехавшиеся родственники невесты ожидали приезда жениха. Часов в одиннадцать сделалось известие, что жених выехал из своего стойбища. Невестина родня стала садится на лошадей… Мы выехали вместе с толпой.

В версте или двух от нашего стойбища толпа всадников остановилась, потому что передовые увидели впереди на дороге встречную толпу. …Был пир верхом на лошадях, такой пир только там где живут номады. …Часть всадников, стремглав, понеслась по направлению к аилу, впереди человек с корытом мяса… Сначала женщины в своих красивых цэгэдэках и мужчины ехали смешанной толпой… Это самый эффектный момент тоя…

Сибирская пресса о художнице Л.П. Базановой

Вучичевич В. Выставка картин // Сибирская жизнь. 1902. 7 марта.

Томск как будто оживает в художественном отношении. На днях открылась… выставка картин г-жи Базановой.

… Эта выставка исключительно жанровая. …Есть несколько портретов, 7 картин – остальное этюды. Из картин своей сложностью обращает внимание № 1 «Съезд князей в Любиче». Эта картина написано довольно широко. Затем № 3 «Крючники» – интересная картина в смысле света, который разлит на первом плане песчаного берега Волги. № 6 «Майская ночь» – очень недурная картина с настроением. Эта картина еще бы выиграла, если бы не была в таком близком соседстве с № 4 «Мечтой» – напоминает панно, как по содержанию, так и по сказочности колорита.

Лучшей вещью на этой выставке можно считать этюд № 3 «Сибирский крестьянин». Это живая натура. Эскиз № 45 «Самарянка» – интересен как композиция. Хороши некоторые из жанровых этюдов, в них в них правдиво передана натура, на них отдыхает глаз.

Местная хроника // Сибирский вестник. 1902. 10 марта.

На днях открыта художественная выставка картин Лидии Павловны Базановой – экспонента академических, московских, периодических, исторических и других выставок. Выставка это чисто жанровая и состоит из 48 картин, 37 крупных и 11 мелких (наоборот – И.Т.). Выставка оставляет по себе самое приятное впечатление и смотрится с большим удовольствием. От многих картин веет жизнью, многие поражают оригинальностью сюжета. Мы за специальностью предмета не станем производить детальной оценки картин, скажем только о том впечатлении, которое вынесли мы при посещении выставки. Многие картины невольно приковывали внимание. Отметим картину «Крючники». Здесь видна полная действительность. Знакомая сцена: прибытие прохода и разгрузка его. Живые лица, живые движения. От этой картины не хочется отойти. Затем «Майская ночь» (по Гоголю). Зеркальная поверхность воды, мертвая поверхность; нарушают ее русалки. Представляет интерес картина «Съезд князей в Любиче». Картина очень большая, широко написано. Очень оригинальна по замыслу картина «Мечта». Очень талантливо выполнены головки старика и особенно сибирского крестьянина. Интересно смотреть «Осеннюю песнь», в зале рейхстага, падение Новгорода. Роскошно выполнена небольшая ширма. Работа художественная, очень изящная. Повторяю. Посмотрев выставку, мы остались очень и очень удовлетворены… Несмотря на то, что эта выставка является только, кажется, третьей, публика посещает ее в очень малом количестве. А жаль. Посетить ее очень интересно…

Томская жизнь // Сибирская жизнь. 1902. 19 марта.

Предупреждаем не бывших на выставке г-жи Базановой (бывшее помещение магазина Миллер в здании Общественного собрания), что она закроется 21 марта и, что после придется пожалеть всем, не видевшим таких хороших картин как «Осенняя песня» и «Сибирский крестьянин», кем-то уже увиденных.

Есть хорошие картины и помимо вышесказанных (Крючники, Портрет Б., Съезд князей) Томск таких выставок еще не видел.

Потанин Г.Н. К предстоящей художественной выставке // Сибирская жизнь. 1908. 25 декабря.

В выставке принимают участие все лучшие томские художественные силы Л.П. Базанова, А.С. Капустина, гг. Рокачевский, Лукин, Щеглов, Ткаченко, Соловкин, г-жи Сухова и Аронова. <…>

По пейзажной живописи значительное число номеров будет уделено Алтаю; г-жа Базанова выставляет несколько видов из горной части долины Катуни в окрестностях Узнезю…

Кроме г. Рокачевского с его рижскими видами, и г-жа Базанова ставит на выставку несколько несибирских пейзажей, написанных ею во время поездки в Западную Европу летом 1907 года. По портретной живописи на выставке будут работа г. Рокачевского (портрет г. Зубашева), г-жи Базановой и г-жи Капустиной (портреты детей). Из бытовых картин, приближающихся к жанру одна большая, принадлежащая кисти г-жи Капустиной…, другая кисти г-жи Базановой – плавка золота в томской лаборатории, фигуры на этой картине – портреты живых людей.

Большой интерес публики вызовут те работы г-жи Базановой, которые она посвятила алтайской народности. … Жанра алтайского оно (томское общество – И.Т.) еще не видело. Г-жа Базанова делает первую попытку познакомить русское общество с людьми, живущими в Алтае. Подлинного жанра г-жа Базанова не могла написать много в течение краткого времени, которое она провела на Алтае – всего два месяца. Большая часть ее номеров, относящихся к алтайской народности, – портреты поясные и во весь рост, иногда верхом на лошади; мужских фигур 8, женских 7, в том числе шаманка, одетая в ритуальное одеяние и сидящая с бубном в руке и «кайчи», т.е. рапсод, поющий былину под аккомпанемент балалайки. Кроме этюдов г-жа Базанова выставила две картины – одна небольшая изображает пляшущую шаманку, ту же самую, что изображена сидящею, она схвачена в тот момент, когда вихрем крутится по одной точке поднятым над головой бубном. Другая картина – народный съезд на берегу Катуни, представители алтайских деревень съехались, чтобы обсудить устройство парома через Катунь. < …>

К истинному жанру можно отнести «кайчи», старика рапсода, который с сознанием, что совершает важное дело, передает потомству древнейшие предания. …Наше горячее желание, чтобы г-жа Базанова продолжала свои посещения Алтая, тогда она ближе подойдет к душе алтайцев и в следующих картинах познакомит русское общество не только с расой, но и с истинным содержание этой народности. Философ будет с грустной думой стоять перед картинами Базановой. Те самые добрые качества, которые нас восхищают в этой народности, служат причиной гибели его в будущем, миролюбивое племя постоянно отступает перед другими бойкими бесцеремонными народностями и вымирает, пройдет срок времени и алтайцы вымрут, и памятником их существования останутся только картины г-жи Базановой, эти картины сделаются редкостью, будут продаваться за баснословную цену или сделаются неотчуждаемой собственностью музеев…

Фишель. Т. Первая периодическая художественная выставка в Томске // Сибирская жизнь. 1908. 28 декабря.

<…>Г-жа Л.П.Базанова представляет вполне определившегося художника не только по своей высокой и интересной технике, но и по крайнему своему разнообразию, как-то: исторический и бытовой жанр, портреты и пейзаж.

При входе в главный зал обращает на себя внимание полотно «Съезд князей в Любиче», выставлявшаяся в Москве картина метко охарактеризована в «С. Отечества» за 1899 г. «Фигуры и лица князей, думающих крепкую думу, как бы водворить на Руси мири благоволение вместо войн и раздоров, отличаются выразительностью, все детали костюмов и обстановка выполнены тщательно. В открытую дверь мирный ландшафт, залитый ярким летним солнцем».

Картина «Плавка золота» очень удачно; как по замыслу, так и по технике двойного освещения – дневной свет в окно и яркое пламя плавильной печи. С какой силой и ловкостью рабочий под защитой войлочной маски подходит к самому пламени. Яркий расплавленный слиток золота передан почти до иллюзии.

Многочисленные и одухотворенные портреты Г.Н. Потанина и др. лиц равны по технике жанрам, а коллекция Алтая и видов Швейцарии дает весьма редкую возможность видеть художника, трактующего почти все отделы живописи с одинаковой легкостью и поэтичностью.

Адрианов [А.В.]. О выставках и художниках // Молодая Сибирь. 1909. №. 2.

Наиболее сильным и разнообразным художником на выставке является Л.П. Базанова. Это установившийся художник…все ее (их около 60) ровные: нет особенно выдающихся, нет и слабых (кроме № 49). От ее вещей веет свежестью, энергией, в них много воздуха… Самыми лучшими ее работами нужно признать большую группу алтайских этюдов с натуры, в них чувствуется много солнечного света и воздуха, они типичны, свежи, чувствуется, что такие вещи ей легко удаются. Лучшие типы алтайцев № 19, № 15, шаманка перед камланием (№ 14), а также этюд мальчика на коне. Сложные сюжеты и композиции ей не удаются. «Съезд князей в Любиче»…

Ничего в картине не видно кроме обстановки. «Плавка золота» была бы хороша по правдивости и световым эффектам, если бы не было ошибок в перспективе. Картину «Камлание», изображающую шаманку с поднятым на головой бубном и крутящуюся в экстазе, можно считать неудачной в том отношении, что впечатление движения художником не переданы. Пастель «борьба титанов»- эскиз… свидетельствует о широте замысла, но задача художнице не под силу. На выставке есть несколько портретов. Очень хороший по жизненности, одухотворенности и обстановке портрет Г.Н. Потанина… Я знаю Г.Н. Потанина уже 35 лет и вижу его здесь как живого. Портрет Г.Н. Потанина некоторые склонны считать гвоздем выставки.

Потанин Г. Художественные вести // Сибирская жизнь. 1909. 10 ноября.

…Л.П. Базанова работала в том же селении Узнезю, в котором жила и в прошлом году. Она вывезла из своей поездки 14 этюдов, в том числе шесть человеческих фигур (два поясных портрета, два конных всадника, одна сидящая фигура, одна идущая с коромыслом) и восемь пейзажных этюдов. Они должны послужить для скомпанования картины… алтайской жизни, напр., возвращение алтайцев с тоя (со свадьбы), крушение плотов на Катунском пороге и др.; поэтому фигуры взяты в небольших размерах, человеческое лицо менее куриного яйца, важно было побольше набрать материала по костюму. Собранный материал даст художнице возможность показать внешний блеск, красоту и резвость алтайской толпы, но даст ли он полное без умолчаний представления о духовной физиономии алтайской народности. Ведь это народность по преимуществу меланхолическая. Когда смотришь на толпу алтайских всадников, спрашиваешь себя, эта резвость, которую замечаешь в ней, не вносит ли в нее сангвинический характер? В той же новой серии этюдов Г-жи Базановой есть один поясной портрет алтайской девицы (кажется дочери шамана Тагпыша), написанный в размер, более приближающийся к настоящей величине лица. Этот этюд намекает, какую поправку желательно внести в изображение алтайской жизни и заставляет пожалеть, что время не позволило г-же Базановой, такой прекрасной портретистке, написать с алтайцев несколько портретов в натуральную величину…

N. С художественной выставки // Сибирская жизнь. 1909. 30 декабря.

Из новых работ Л.П. Базановой особенно выделяется прекрасный портрет Г.Н. Потанина. Серьезным большим произведением является… ее картина «Со свадьбы». Художница продолжает интересоваться Алтаем и выставила еще несколько новых типов алтайцев.

Ф.Р. Вторая периодическая выставка в Томске // Сибирская жизнь. 1910. 6 января.

Царем выставки в этом году, как и в прошлом, осталась Л.П. Базанова. По технике она занимает первое место среди томских художников. Ее работы самые сильные вещи на выставке, особенно портреты. Характерный портрет «сибирского американца» П.И. Макушина интересен по превосходному сходству, по лепке, по общему тону, по типичности момента. Удачно схвачены черты лица на портрете алтайского шамана Мампыя, с которым томская публика ознакомлена была на сибирском вечере в прошлую зиму, особенно глаза и острый взгляд. Хороши и остальные этюды алтайских типов. Особенно привлекает портрет алтайки (№ 7). Правда, с которой написан этот портрет, подкупает зрителя добродушием дышащего подлинника. Если бы художница создала галерею таких портретов, она оказала бы большую услугу духовной культуре сибирского общества, такая галерея одно из средств, которые ослабевают племенную рознь. Она заставит зрителя под странным костюмом, под чужими чертами лиц увидеть родного брата, человека, а художнику доставит имя гуманиста. Интересна картина «Со свадьбы»; толпа нарядных всадников вскачь спешит к своим домам со свадебного пира. Первый план, лошади и фигуры людей написаны с присущими художнику вкусом и чутьем. Художник захвачен одним из красивейших моментов из жизни алтайцев. Мы подслушали у публики указание на недостаток картины: лошади написаны со стелющимися по земной поверхности ногами, но они не бегут, ни у лошадей, ни у людей не видно настороженности, когда скачут вмах. Кроме того, нам кажется, что горы заднего плана мало удалены по тонам против переднего плана, а также, трава первого плана недостаточно выписана: в траве мало воздуху, мало ворсистости. А жаль, замысел был не шаблонный…

Томская жизнь // Сибирская жизнь. 1910. 14 октября.

Местная художница Баранова получила приглашение участвовать на устраиваемой в 1911 г. международной выставке в Риме. Организацию русского отдела взяла на себя Академия художеств. Л.П. Баранова готовит две картины из жизни Алтая.

Потанин Г.Н. Зимний сезон 1909-1910 в г. Томске // Сибирская жизнь. 1911. 4 января.

<…> Другое просветительское общество, открытое в ту же зиму, как и литературно-артистический кружок – общество любителей художеств. Организатором этого общества была художница Баранова.

Медлен Я. Памяти Л.П. Базановой // Сибирская жизнь. 1916. 16 марта.

8 марта в Казани скончалась художница Лидия Павловна Базанова, жена бывшего профессора Томского университета. Ее культурно-просветительская работа в Томске была столь значительна, что смерть ее не может пройти незамеченной для тех, кому дороги интересы Сибири. Итоги ее духовной работы в Томске выразились в следующем. Существующая ныне рисовальная школа была открыта по инициативе образовавшегося несколько лет назад «кружка любителей художеств» (Томского общества любителей художеств – И.Т.) под председательством Л.П. Базановой. Это ценный вклад в Сибирскую сокровищницу, далеко не богатую эстетическими фактами. Что открытие подобной школы была не случайная мысль Лидии Павловны, доказывает ее участие в открытии рисовальных классов под знаком Общества попечения о начальном образовании (нынешнего Общества попечения народного образования). Но когда общество вынужденно прекратило свою работу, кончили свое существование и рисовальные классы. Кроме того, Л.П. Базанова, как чуткая и талантливая портретистка, оставила Томску большую портретную галерею гениальных композиторов и писателей. Несколько портретов имеется в музыкальном училище. Особенно обращает внимание вдохновенное лицо Грига. Превосходный портрет Листа имеется в музыкальной школе Тютрюмовой, а в бесплатной библиотеке портреты писателей. На выставке, устроенной из ее картин в Томске, красовались очень хорошей работы портрет Григория Николаевича Потанина, если не ошибаюсь, приобретенный профессором М.Н. Соболевым, жанровые картины и типы Алтая. Как грустно, что среди нас установился обычай, в должной мере оценивать красивую работу человека лишь тогда, когда его уже больше нет…

Тюрина И.П. « Л.П. БАЗАНОВА» из книги «Базановы в истории Томска». Томск, 2003. С. 11–49

Источники и литература:

РГИА. Ф. 789. Оп. 12. Д. 38-з.Л. 63 об., 64 об.
РГАЛИ. Ф. 680. Оп. 1. Ед. хр. 1388. Л. 16; Там же. Оп.2. Д. 1195; Ф. 660. Оп. 1. Ед. хр. 1388. Л. 18.
Иллюстрированный каталог XV ученической выставки картин в здании Училища Живописи, Ваяния и Зодчества. 1892. М., 1892. С. 8.
Отчет комитета …Московского общества любителей художеств за 1896 г. М. , 1897. С. 16; Отчет комитета …Московского общества любителей художеств. 1903-1907. М., С. 6; То же. 1904. М., 1905, С 70; То же . 1905. М., 1906 С.46; То же. 1906. М., 1907. С.61; То же. 1907. М., 1908. С. 27; То же. 1908. М., 1909. С. 48; То же. 1909. М., 1910. С. 46; То же. 1910. М., 1911. С. 5, С. 50; То же. 1911. М., 1912. С. 60; То же. 1913. М., 1914. С. 86; То же . 1914. М., 1915. С. 55.
Устав Томского общества любителей художеств. Томск, 1909. С. 11.
Отчет о деятельности Томского Общества Любителей Художеств за 1909-11 год. Томск, 1912. С. 4.
I периодическая выставка картин томских художников. [Каталог].Томск, [1908]. С 1-3.
II периодическая выставка картин томских художников. [Каталог].Томск, [1909]. С 1.
Сибирская советская энциклопедия. Новосибирск, 1929. Т. 1. Живопись. Стб. 936.
Муратов П.Д. Изобразительное искусство Томска. Новосибирск, 1974. С. 28, 45, 50-51, 53, 55.
Томский областной художественный музей. Каталог. Томск, 1993. С. 47-48.
Сибирская жизнь (Томск). 1901. 11 сент.; 1902. 22 февр.; 7, 10, 14 мар.; 1903. 14 сент.; 1908. 26 февр., 12, 14, 16 нояб., 25, 28 дек.; 1909. 28 февр., 17, 19 мар., 28 мая, 13 окт., 10 нояб., 23, 30, 31 дек.; 1910. 6, 10 янв., 9 мая, 27, 29 июня, 14, 17, 19 окт., 7 нояб.; 1911. 4 янв., 30 мар., 30 окт., 15, 23 нояб., 1912. 22 мар., 3, 7 апр., 5 сент., 21, 23 нояб.; 1913. 17 сент., 16 мар., 1 апр.
Сибирский вестник (Томск). 1902. 3, 8, 10 мар.
Казачков А. Главная идея – просветительство // Томский вестник. 1996. 23 мар.

Каталог произведений Л.П.Базановой

Крючники (Грузчики). 1894
Дипломная работа Л.П. Базановой
Холст, масло. 76,7 х 126. Справа внизу: Л. Базанова / 1894
Пост. из ТОКМ в 1982, куда пост. из одной из столовых Томска в 1923, принадлежала картинной галерее при Сибирской народной художественной академии в мае 1918, ранее находилась в классах рисования ТОЛХ как дар автора 1913
Выставки: Картин Л.П. Базановой. Томск, 1902. № 3; К. Зеленевский и его школа. Томск, 1998 (без кат.); Томск художественный. Начало ХХ века. Томск, 1999. С. 14, 42 (воспроизведение)
Литература: Отчет о деятельности Томского общества любителей художеств за 1912-1914. Томск, 1914. С. 13.; Шатилов М. Исторический очерк и обзор Томского Краевого Музея // Труды Краевого Музея. Т.1.Томск, 1927. С. 35 (как "Грузчики"); Художественная жизнь Томска 1917-1918. Томск, 2001. С.12
Периодика: Вучичевич В. Выставка картин // Сибирская жизнь. 1902. 7 мар.; Местная хроника // Сибирский вестник. 1902. 10 мар.; Тюрина И.П. Сохранили, чтобы подарить // Красное знамя. 1999. 23 окт.
Архив: РГИА. Ф. 680. Оп. 3. Ед. хр. 44. Л. 12
Находится на реставрации
ТОХМ. ВХ-0498

Портрет девочки. 1901
Холст, масло. 66 х 51. Слева внизу: Л. Базанова / 1901
Пост. из ТОКМ в 1982, куда пост. от А.И. Соловкина (Томск) в 1946
Выставки: Художники Томска. Томск, 1966 (машинопись); Томск художественный. Начало ХХ века. Томск, 1999. С. 14, 42 (воспр)
Литература: Каталог ТОХМ. Томск, 1993. С. 47. Воспр. С. 47
Реставрация 1986 в Иркутском филиале ВХНРЦ С.И. Тютиковой; 1999 в ТОХМ Е.Б. Гончаренко.
ТОХМ. Ж-184

Портрет Г.Н. Потанина. До 1907
Потанин Григорий Николаевич (1835-1920) – ученый, географ, историк, публицист. Учился в Петербургском университете (1859-1863). Организатор сибирского землячества в Петербурге. С 1902 жил в Томске. Автор трудов по географии, этнографии Монголии, Тибета, Алтая. Идеолог и лидер общественно-политического движения областников. Член-учредитель ТОЛХ. Писал рецензии на местные выставки и очерки о художниках для периодических изданий.
Холст, масло. 55,5 х 74,5. Слева внизу: Л. Базанова
Пост. в 1922, ранее в собр. М.Н. Соболева (Томск)
Выставки: Двадцать седьмая периодическая МОЛХ. М., 1907-1908. № 8. (« Потанин за работой»); I периодическая. Томск, 1908-1909. № 6; Художники Томска. Томск, 1966 (машинопись); Томск художественный. Начало ХХ века. Томск, 1999. С.14, 44 (воспроизведение)
Литература: Шатилов М. Исторический очерк и обзор Томского Краевого Музея // Труды Краевого Музея. Т.1.Томск, 1927. С. 35; Муратов П.Д. Изобразительное искусство Томска. Новосибирск, 1974 (воспроизведен среди репродукций); Русская живопись в музеях РСФСР. Вып. 10. М.-Л.., 1961. С. 51 (воспроизведение); Литературное наследство Сибири. Новосибирск, 1986. Т. 7. С. 284, 285, 293
Периодика: Адрианов А. О выставке и художниках // Молодая Сибирь. 1909. № 2. C. 19; Фишель Т. Первая периодическая художественная выставка // Сибирская жизнь. 1908. 28 дек.; Медлин Я. Памяти Л.П. Базановой // Сибирская жизнь. 1916. 17 мар.; Сибирская старина. 1995. № 10 (15) (воспроизведен на обл.)
ТОКМ. Ж-851

Алтаец. 1908
Холст, масло. 33,5 х 24,5. Слева внизу: Л. Базанова / 1908
Пост. в 1922
Выставки: I периодическая. Томск, 1908-1909; Художники Томска. Томск, 1966 (машинопись); Томск художественный. Начало ХХ века. Томск, 1999. С.14, 43 (воспроизведение)
Литература: Муратов П.Д. Изобразительное искусство Томска. Новосибирск, 1974 (воспроизведен на обложке)
Периодика: Казачков А.Б. Главная идея – просветительство // Томский вестник. 1996. 23 мар.
ТОКМ. Ж-854

Алтаец. 1908
Холст, масло. 39 х 27. Справа внизу: Л. Базанова 10 / VII 08
Выставки: I периодическая. Томск, 1908-1909
Реставрация 2001 Н.П. Добрыниной
Собр. О.В. Курлова (Томск), ранее в собр. М.Г. Курлова

Алтайка. 1908
Холст, масло. 49 х 28. Слева внизу: Л. Базанова / 1908
Пост. с фондом Г.Н. Потанина из Института исследования Сибири в 1920
Выставки: I периодическая. Томск, 1908-1919; Томск художественный. Начало ХХ века. Томск, 1999. С.14, 43 (воспроизведение)
Реставрация 1996 Н.П. Добрыниной.
НБ ТГУ

Со свадьбы. До 1910
Холст, масло. 77 х 117,5. Справа внизу: Л. Базанова
Пост. от А.Н. Кравченко (Томск) в 1982
Выставки: II периодическая. Томск, 1909-1910. № 4; Томск художественный. Начало ХХ века. Томск, 1999. С.15, 45 (воспроизведение)
Периодика: Ф.Р. Вторая периодическая выставка в Томске // Сибирская жизнь. 1910. 6 янв.
ТОКМ. № 6673

Камлающий шаман. Алтайский шаман. Портрет алтайского шамана Мампыя. 1909
Мампый – шаман, живший в среднем течении р. Катуни. В феврале 1909 года выступал с камланием в Общественном собрании Томска.
Холст, масло. 89 х 56. Справа внизу: Л. Базанова 1909 г.
Пост. из Центрального антирелигиозного музея (Москва), куда пост. от К.Т. Ширшова в 1940
Выставки: II периодическая. Томск, 1909-1910. № 10 9 («Кам»)
Литература: Русская и советская живопись в собрании Музея истории религии и атеизма. Каталог. М., Л., 1965. С. 9. Воспроизведена среди иллюстраций
Периодика: Томская жизнь // Сибирская жизнь. 1909. 26 февр.; Ф.Р. Вторая периодическая выставка в Томске // Сибирская жизнь. 1910. 6 янв.
Государственный музей истории религии (Санкт-Петербург). Б-227-I

Портрет П.И. Макушина. 1909
Макушин Петр Иванович (1844-1926) - томский предприниматель, общественный деятель, просветитель. Открыл в Томске в 1873 первый в Сибири книжный магазин, основал городскую общественную библиотеку, издавал газеты, субсидировал постройку и содержание Дома науки. В 1919 заявил о своем намерении построить в Томске Дом искусств. Член-учредитель ТОЛХ.
Холст, масло. 119 х 80. Справа посередине: Л. Базанова / 1909 / 7
Пост. из ТОКМ в 1982, куда пост. из Коммунотдела в 1920
Выставки: II периодическая. Томск, 1909-1910. №1; Томск художественный. Начало ХХ века. Томск, 1999. С.15, 46 (воспроизведение)
Литература: Каталог ТОХМ. Томск, 1993. С. 48
Периодика: Ф.Р. Вторая периодическая выставка в Томске // Сибирская жизнь. 1910. 6 янв.; Тюрина И.П. «А почему у него зеленое лицо?» // Вечерний Томск. 1999. 26 окт. (воспроизведение)
Реставрация 1990 в ТОХМ Н.П. Добрыниной
ТОХМ. Ж – 679

Съезд старейшин 1-ой Алтайской дючины. Алтайцы на бивуаке. До 1909
Холст, масло. 44,5 х 70. Справа внизу: Л. Базанова
Пост. в 1922
Выставки: I периодическая. Томск. 1908-1909. № 33; Художники Томска. Томск, 1966; Томск художественный. Начало ХХ века. Томск, 1999. С.15, 47 (воспроизведение)
Периодика: Потанин Г.Н. К предстоящей художественной выставке // Сибирская жизнь. 1908. 25 дек.
ТОКМ. Ж – 853

Женский портрет. 1911
Холст, масло. 73х41. Слева внизу: Л. Базанова / 1911 г
Пост. из ТОКМ в 1982, ранее в собр. В.М. Хоменко (Томск)
Выставки: Дамский мир. Северск, 1994 (без кат); Томск художественный. Начало ХХ века. Томск, 1999. С. 15, 47 (воспроизведение)
Литература: Каталог ТОХМ. Томск, 1993. С. 48
Периодика: Тюрина И.П. Кто изображен на этих портретах? // Томский вестник. 1994. 5 мар. (воспроизведение)
Реставрация в ТОКМ 1980 В.М. Хоменко
ТОХМ. Ж – 657

Портрет П.И. Макушина. 1911
Холст, масло. 107,5 х 81,5. Справа внизу: Л. Базанова / 19 7 / 23 11 г.
Пост. из ТОКМ в 1982
ТОХМ. Ж – 1233

Портрет Г.Н. Потанина. До 1913
Бумага, карандаш. 55,5 х 40,5
Пост. из ТОКМ в 1982, куда пост. до 1933
Выставки: Памяти И.Е. Репина. Томск, 1994. С. 15; Томск художественный. Начало ХХ века. Томск, 1999. С. 28, 67 (воспроизведение)
Литература: Каталог ТОХМ. Томск, 1993. С. 119
ТОХМ. Г – 855

Портрет крестьянина. До 1913
Бумага на картоне, карандаш. 53,5 х 39. Справа на изображении: Л. Базанова
Пост. из Института исследования Сибири с фондом Г.Н. Потанина в 1920
Периодика: Казачков А.Б. Главная идея - просветительство // Томский вестник. 1996. 23 мар. (воспроизведение)
МАЭС ТГУ.

Портрет неизвестной. До 1913
Бумага, масло. 44,3 х 31,2
Пост. из ТОКМ в 1982
Выставки: Дамский мир. Томск, 1994 (без кат.); Томск художественный. Начало ХХ века. Томск, 1999. С. 28, 67 (воспроизведение)
ТОХМ. Г – 884

У моря. До 1913
Холст, масло. 32 х 55. Справа внизу: Л. Базанова
Выставки: Томск художественный. Начало ХХ века. Томск, 1999. С. 15, 47 (воспроизведение)
Реставрация 1987 Н.П. Добрыниной
Собр. Н.П. Добрыниной (Томск), ранее – в собр. В.М. Хоменко (Томск)

Список сокращений
Пост. поступило
МОЛХ Московское общество любителей художеств
ТОКМ Томский областной краеведческий музей
ТОХМ Томский областной художественный музей

Лидия Павловна Базанова

Л.П. Базанова на первой периодической художественной выставке. 1908. (ТОКМ)

Автограф Л.П. Базановой (прошение). РГАЛИ. Фонд. 680, опись 2, ед. хр. 631

Л.П. Базанова. Портрет девочки. 1901

Л.П. Базанова. Портрет Макушина. 1909

Л.П. Базанова. Алтаец. 1908. Частное собрание

Л.П. Базанова. Портрет алтайского шамана Мампыя. 1909. Государственный музей истории религии
 
Поделиться с друзьями:
УчредительРеквизитыКонтактыКнига отзывовКарта сайтаИспользование изображений

© Томский областной художественный музей. Все права защищены.
яндекс.ћетрика