Версия для слабовидящих
(3822) 51-41-06
Музей / Деятельность / Научная / Научные статьи / Исаева Л. Ю. К 135 летию со дня рождения М. М. Щеглова

О художнике Михаиле Михайловиче Щеглове, творчество которого связана с Томском, написано много познавательных статей И.П. Тюриной, А.Б. Казачкова, Л.И. Боженко и др. авторов. Библиографический список составляет шесть страниц.  Кажется, его жизнь расписана по годам, месяцам и даже дням, если особенно, взять за основу его графическую серию «Дневники Отечественной войны» (1942-1944). Томичам известно, что Михаил Михайлович жил и работал в нашем городе после окончания Строгановского художественно-промышленного училища в 1906-1913 годах и в эвакуации, в годы Великой Отечественной войны в 1941-1944 годах.

Мы помним, что М. М. Щеглов был в числе организаторов Томского общества любителей художеств. Нам приятно осознавать свою «причастность» к изданию знаменитых открыток «Из жизни остяков» (1910) и к иллюстрированию романа Льва Николаевича Толстого «Анна Каренина» (1910).

При подготовке проекта «Победители» к 75-летию Великой Победы и публикации к 135–летнему юбилею Михаила Щеглова, обнаружились новые документы, которые захотелось объединить с общеизвестными материалами в очерке о художнике.

«Михаил Щеглов. Хроника жизни и творчества. Неизданные факты»

 16.10.1885, Самара – 05.10.1955, Симферополь. 

График. Живописец. Иллюстратор, карикатурист. Педагог. Прикладник. В графике работал в техниках акварели и рисунка. Автор тематических композиций, пейзажей, карикатур, иллюстраций, плакатов. Заслуженный деятель искусств УССР (1953).

Михаил Михайлович Щеглов родился в семье служащего изыскательской партии - «чиновника Управления транссибирской железной дороги» [35, л. 1] Михаила Щеглова и его жены Екатерины. Щегловы жили в постоянных переездах, поселившись к концу XIX века в Красноярске. Отец служил на железной дороге, мать, Екатерина Николаевна, работала экономкой в доме местных промышленников Кузнецовых, оказавших в свое время меценатскую помощь художнику В.И. Сурикову. В 1900 году Михаил закончил обучение в Красноярской мужской гимназии, отличившись успехами в рисовании. В этом же году уехал в Москву к В.И. Сурикову, имея рекомендательные письма купцов Кузнецовых. Знаменитый художник помог юному Щеглову поступить в Строгановское художественное училище, которое Михаил закончил с отличием в 1906 году. Распоряжением министра торговли и промышленности от 6 ноября 1906 года выпускник отправился преподавателем рисования в Первое сибирское коммерческое училище в Томск (ныне – ТГАСУ) [6, л. 27]. Успев перед отъездом, 15 июня 1907 года, вступить в брак. В Томск он приехал с женой Марией Ивановной, в девичестве Крыловой (4.01.1884–1967), получившей среднее медицинское образование и занимавшейся лечебным массажем. Мария увлекалась декоративно-прикладным творчеством и была участницей томских художественных выставок. В 1908 году у них родился сын Алексей.

В Томске М. Щеглов включился в общественную и художественную жизнь города, став одним из учредителей и членом правления Томского общества любителей художеств. До отъезда из Томска он участвовал в трех периодических художественных выставках и занимался оформлением каталогов.

На I периодической выставке картин томских художников (1908–1909) М.М. Щеглов экспонировал более 40 графических произведений, в том числе с видами Сибири, Белоруссии, Крыма. Любовь к путешествиям, заложенная в детстве профессиональной деятельностью отца, не позволяла художнику сидеть на одном месте. Он поездил по Восточной Сибири, Уралу, побывал на Волге, Северной Двине, Белом море, увидел Кавказ. Огромная Россия предстала перед художником во всей красоте, заставила полюбить просторы и дали, мощь и былинную славу, многовековую историю страны. «Поиски национального, которыми было охвачено русское изобразительное искусство, не обошли стороной художников, работавших в Томске. Русская тема активно звучала в работах Щеглова – в его акварелях, посвященных Соловкам, и особенно в крупных декоративных панно – «Витязи на молитве», «Пир дружины», «Два лада», «Илья», выполненных в стиле модерн» [30, с. 17]. Одна из акварелей, представленная на выставке – «На Соловецких островах» (1906), хранится в Томском областном художественном музее. М. Щеглов показал также 15 предметов прикладного искусства, высоко оцененных А.В. Адриановым. Мария Щеглова представила вышивки, выполненные по рисункам мужа [31, с. 11, 147–148].

В составе II периодической выставки картин томских художников (1909–1910) экспонировались 26 работ М.М. Щеглова. «Щеглов показал множество этюдов, привезенных им из поездки по Оби, с изображением сцен из жизни остяков. Этюды вызвали большой интерес зрителей, так же как его остроумные рисунки, отражавшие особенности томского уклада жизни» [30, с. 23; 26, с.149–150].

В каталоге III периодической «Выставки картин, скульптуры и произведений прикладного искусства. 26.12.1910–5.1.1911 гг.» среди 17-и произведений М. Щеглова указаны «Наша вечеринка» (1910) и дружеский шарж на «милейшего старика» Григория Николаевича Потанина (1910-е) [34, с. 74]. Эти акварели находятся в собраниях художественного и краеведческого музеев Томска. Кроме того, художник удивил всех изделиями прикладного искусства. Он показал игрушки, шкатулки и тарелки, выполненные из дерева [31, с. 154].

Михаил Щеглов известен был в Томске как художник-график литературно-юмористических журналов «Ерш» (1906–1907), «Бубенцы» (1906–1909), «Силуэты жизни родного города» (1909, с 1910 – «Силуэты Сибири»). В журнале «Ерш» М.М. Щеглов работал под псевдонимом «Гонт» [19, с. 245]. «Некоторые карикатуры выступали в качестве своеобразных иллюстраций к текстовым материалам, некоторые являлись вполне самостоятельными произведениями, публиковались с собственными заголовками и подписями. В качестве примера можно привести карикатуру на тему бедности томских пожарных, лишенных необходимого инструментария для выполнения своей задачи. Карикатура называется «Томский красный петух»: на ней изображено горящее здание, пожарные на фоне огня, внизу размещена подпись: «Кукареку, кукареку, купили б новую кишку!» (художник «М.Щ.») [10, с. 157]. Это произведение М.М. Щеглова с собственной репликой было опубликовано в журнале «Силуэты…» № 18 за 1909 год. В 1910 году Щеглов оформил обложку книги «Киргиз» ссыльного польского поэта Густава Зелинского (1809–881) в переводе Г.Д. Гребенщикова [24, л. 3, 4]. Широкую известность получили публицистические статьи М. Щеглова для газеты «Сибирская жизнь» о важных вопросах художественной жизни. Воспитанный в традициях русской реалистической школы, убежденный, что художник должен служить интересам народа и Родины, М.М. Щеглов становится проводником темы народного искусства в журналистском и художественном творчестве.

Под влиянием Г.Н. Потанина, В.А. Обручева, А.В. Адрианова и В.Я. Шишкова художник занялся изучением быта коренных народов Сибири, побывал в экспедиции на севере Томской губернии, в Нарыме, зарисовывая образцы украшений и орнаментов. «Изумительную работу я увидел у Ивана Старого, как по простой бересте на туесках он вырезал хитроумный орнамент. Простая береста под искусными руками превращалась в чудесное произведение народного творчества. Я смотрел на эту работу и думал… А ведь надо сохранить это творчество. Мало того, что зарисовать все это, нужно взять за основу украшения мебели, утвари, ткани. Вот приеду в Томск и начну разрабатывать этот орнамент…» [34, с. 70]. Ярким свидетельством нового творческого направления художника стал выпуск серии из восьми цветных открыток «Из жизни остяков» в книжном издательстве П.И. Макушина. «Сибирская жизнь» писала: «Рисунки правдивы по отношению к быту, в них много вдумчивости и художественного замысла; это хорошее школьное пособие для ознакомления с Сибирью» [27, л. 3]. Свой теплый отзыв об открытках направил Щеглову в письме от 30 ноября 1911 года А.М. Горький с острова Капри. Он писал: «Получил я ваши открытки – очень, очень благодарю вас! Нравятся они мне: талантливо сделаны и смешно, и трогательно...» [2, с. 175].

В 1910 году Михаил Щеглов получил предложение книгоиздателя Ивана Сытина проиллюстрировать роман Л.Н. Толстого «Анна Каренина». Художник с радостью откликнулся на это предложение. Выполнив заказ и получив хороший гонорар, он смог осуществить свою давнюю мечту – путешествие по Европе. Книга, содержавшая 100 авторских рисунков, в 1914 году была издана и пользовалась большим спросом.

Щеглов с интересом знакомился с музеями и архитектурными достопримечательностями Австрии, Германии, Чехии и Италии. Некоторое время художник провел в гостях у Максима Горького на Капри. Впечатления о знакомстве с писателем были опубликованы в 1911 году в газете «Сибирская жизнь» [25, л. 3]. Познавателен своей «предвзятостью» отзыв М. Щеглова о Всемирной промышленной выставке в Турине, где он побывал в 1911 году. Он дает обзор павильонов «наций», говорит о «рекламности» Аргентины, хвалит изделия японских мастеров, у которых все «изящно, прочно, легко и красиво». Более подробно, и даже с гордостью, описывает М. Щеглов свою «Альма-матер» – «Строгановку», в которой проучился шесть лет. Он пишет: «Самое интересное – это учебный отдел Министерства торговли и промышленности, где выставлены художественно-промышленные школы. В отделе Строгановского училища – предметы прикладного искусства; есть ларец, поднесенный итальянской королеве (Елене Черногорской, присутствовавшей на открытии выставке – прим. автора), много эмали, бронза, вышивка, керамика, ткани, есть мебель, модели декораций. На всем лежит отпечаток художественного вкуса и строгого знания стилей!» [26, л. 3].

Томский период творчества Щеглова и свои впечатления о посещении мастерской художника описал в очерке «Неделя в Томске» алтайский писатель Г.Д. Гребенщиков. Он писал: «Кисть его чрезвычайно разнообразна и совершенно оригинальна, с каким-то резким, но выразительным штрихом. Будучи по преимуществу жанристом, он в то же время сделал большие успехи в области прикладного искусства и весьма славится как талантливый карикатурист. Его шаржи, пародии и карикатуры ярко и выпукло отражают все уродливые стороны нашей жизни, и, пожираемое конфузом, сгибается все, на что направлено его лезвие...» [8, с. 158–159]. Наиболее ярко манера художника проявляется в натурных зарисовках и дружеских шаржах. В изображении сибирской творческой интеллигенции «Наша вечеринка» (1910, ТОХМ) и «Группа томских художников» (частная коллекция А.Б. Казачкова. Томск), виден живой, легкий и схватывающий характер персонажа, штрих. Небольшая карикатурность, свободная, немного изломанная линия «модерна», слегка заостренные черты лица и позы. Быстрота работы позже пригодилась художнику в работе над военными и политическими плакатами, как и способность несколькими штрихами передавать эмоции героя.

В 1913 году, уезжая из Томска, Щеглов писал: «Я переезжал работать учителем на Украину. Как-то неловко я себя чувствовал, прощаясь с «дедушкой Сибири». Да и было от чего чувствовать себя неловко. Г.Н. Потанин больно переживал уход из Сибири людей, в которых находил хоть крупицу пользы для нее» [34, с. 77]. Михаил Михайлович ехал через Москву. Там его застала Первая мировая война. Художник хотел устроиться с семьей поближе к центру, хотя бы в Рыбинске (Ярославская обл.), а судьба забросила его сначала в «глухой угол около Могилевской губернии», потом в Елизаветград Херсонской губернии (ныне – Кировоград, Украина).

Ярославский историк-краевед Н.А. Петухова нашла письма, присланные Щегловым в Рыбинск, директору коммерческого училища. Письма приводим полностью, поскольку они новы, интересны и открывают многие неизвестные страницы жизни художника: «Ваше превосходительство! Осмелюсь беспокоить Вас просьбой сообщить, не имеется ли в Вашем училище вакансии преподавателя рисования или не предвидится таковая в будущем. Мне 29 лет, женат, имею сына 6 лет, родился в Самаре, учился в Императорском Строгановском училище в городе Москве (окончил 1906). Служил в 1-м Сибирском среднем политехническом училище цесаревича Алексея. Теперь числюсь на службе в Елисаветградском Общественном коммерческом училище. Из Томска уехал, стремясь быть ближе к художественным кругам России. Из Елисаветграда хочу уехать по этой же причине. Я, как художник, работаю главным образом по иллюстрации. С моими рисунками издано несколько книжек в издательствах Сытина, Тихомирова, Ионовой. Участвовал на выставках в Томске и Елисаветграде. В 1911 году был за границей (Италия, Германия, Австрия). В 1911 же году был командирован из Томска на съезд художников в С.-Петербург. Из поездок по России знаю Восточную Сибирь, Урал, Волгу, Оренбург, Крым, Кавказ, Польшу, Северную Двину, Белое море. В рисовании придерживаюсь натурального метода, хотя не оставляю некоторых особенностей метода не геометрического. Обычно разделяю рисование на 1. рисование с натуры; 2. иллюстрированное; 3. композицию. За время своего учительствования устроил 8 выставок по рисованию своих учеников. Был попутно еще преподавателем в женской гимназии Миркович (Томск), в классе общества любителей художеств (Томск), в реальном училище Александрова (Москва), в первой народной женской школе (Елисаветград), занимался с группами преподавателей начальных классов (Елисаветград). Два года был классным наблюдателем в Томске (параллельные 1, 2, 3 классы). Преподавал геометрическое черчение, чистописание, лепку. Изучал орнамент западносибирских инородцев. Работал в томском кустарном комитете. Читал лекции: «Применение инородческого орнамента в прикладном искусстве» (Томск, 1912.), «По Италии», «Об искусстве Сибири» (Елисаветград, 1913). В Томске мною был устроен ряд вечеров. Пишу декорации, знаю резьбу по дереву, чеканку, выпиливание. Теперь я живу в Москве и ожидаю предложенного мне места хранителя музея при Строгановском училище. Место это мне предлагает Н.В. Глоба, но меня оно, как человека семейного, не устраивает материально. Кроме вышеупомянутых школ, обо мне могут дать рекомендации С.Г. Егоров, директор Сестрорецкого коммерческого училища (бывший директор в Томске), общество преподавателей графических искусств (Москва), общество грамотности в Елисаветграде. Осмелюсь просить Ваше превосходительство считать меня у себя кандидатом, а также рекомендовать меня туда, где есть вакансия. Лето я живу в Москве, и смог бы повидаться лично с Вами и переговорить, если в этом встретилась необходимость. Рыбинск меня тянет своей близостью от Москвы, С.-Петербурга и Волгой. Во всяком случае, надеюсь получить ответ на мой запрос. Готовый к услугам Вашего превосходительства М. Щеглов. 5 июля 1914 года. Адрес до 1 сентября: Москва, Арбат, М. Власьевская, д. 3, кв. 3. Постоянный адрес: Москва, Императорское Строгановское училище, Рождественка, Мих. Мих. Щеглову» [20, с. 7].

Второе письмо М.М. Щеглова от июля 1915 года интересно не только с биографической стороны, но раскрывает Щеглова как талантливого и прогрессивного педагога. «Ваше превосходительство! В настоящее время я живу в глухом углу около Могилевской губернии, поэтому, про Вашу переписку и телеграмму не знал и не мог сразу ответить. Сегодня получил письмо из Елисаветграда от своего директора и пересланные из Москвы письма и телеграммы на мое имя от Вас. Спешу ответить Вам о своем согласии: Рыбинск для меня по всем условиям является весьма подходящим местом: 1. Близость Москвы, 2. хорошее содержание (2370 руб. в год), 3. родная Волга. Соглашаясь ехать в Рыбинск, я не имею в виду оставлять его. Как художник, я работаю в области иллюстрации и имею связи с московскими фирмами. Мне совершенно достаточно того, что я могу чаще быть в Москве, чем мне позволял это делать Томск и Елисаветград. Кроме того, я не стремлюсь к оседлой жизни в столице, ибо педагогу семейному там трудно. Теперь позволю себе сказать еще несколько слов о взглядах на рисование. Я глубоко убежден, что этот предмет должен стать на одном уровне с другими предметами. Как уже показал мне долголетний опыт, рисование является в некотором смысле объединяющим предметом, а это является очень ценным в современной школе, где все еще сильна обособленность предметов. Рисование способствует развитию зрительной памяти, наличность которой, как мы знаем, дает хорошие результаты, в особенности теперь, при развитии технического образования. Я разделяю рисование на три раздела: 1. с натуры, 2. иллюстрированное, 3. композиция (творчество прикладного характера). Первое развивает способность наблюдения, второе – творческие способности, третье – вкус и, при направлении в композиции в сторону изучения родного русского искусства, развивает еще любовь к национальному. Трудно на этих небольших листочках передать все, что я думаю о рисовании. Скажу, в общем, только то, что стремлюсь постоянно следить за новым в моей области и применяю то, что нахожу полезным для себя в школе. Натуральный метод, краски – на первой же ступени обучения, ежегодные выставки работ, домашние работы, если возможно, то связь рисования с ручным трудом – путем исполнения своих композиций, чтение лекций по искусству для развития учащихся, экскурсии, – вот мельком те дела, которые я веду в рисовании и около. Как воспитатель, я уже имел дело с приготовленными 1, 2, 3 классами. Постоянно стремлюсь к внедрению в учащихся принципа необходимости в общественной жизни дисциплины. Думаю, что как в области преподавания, так и в воспитании достигаю положительных результатов, и в этом могу сослаться на мнение своего непосредственного начальника. Очень бы хотелось представиться Вам лично, чтобы переговорить. Если Вы проезжаете через Москву, то я мог бы видеть Вас. В Москве я буду по делу издания у Сытина сказок с моими рисунками. Позволю еще раз просить Вас принять меня в свою педагогическую семью. Надеюсь, что сумею оправдать Ваше доверие и быть полезным школе. До 2–3 августа я буду в Могилевской губернии, а потом еду в Москву, где могу побыть до 13–14 августа. После этого же срока должен буду ехать в Елисаветград, если не получу от Вас каких-нибудь известий. В Анапе живет мой школьный товарищ Платон Яковлевич Крутько, преподаватель рисования гимназии и городских училищ. С ним я виделся года три тому назад, заезжал в Анапу. Может быть, случайно, Вы увидите его, то он может рассказать кое-что обо мне из школьной жизни из периода моей жизни в Сибири. Буду ждать на это письмо Вашего ответа и указаний о дальнейшем. С искренним уважением М. Щеглов. P.S. Если вопрос моего перевода решится в положительном смысле, то прошу Вас устроить меня в Вашем училище с 1 августа. Адрес до 2–3 августа: «Могилев губернский, Жандармская улица, д. Адольф, М.М. Щеглову. 2–3 по 13-14 августа: Москва, Арбат, М. Власьевская, д. 3, кв. 3. Зимой – Елисаветград, Херсонской губ., общественное коммерческое училище» [20, с. 8].

Очень примечателен отзыв о М.М. Щеглове директора Сестрорецкого коммерческого училища, бывшего руководителя томского учебного заведения, Сергея Григорьевича Егорова: «Глубокоуважаемый Федор Павлович! С приходом Михаила Михайловича Щеглова в Томское коммерческое училище сделали рисовальный класс, уроки рисования стали одними из интереснейших уроков для учащихся. Сердечный, скромный, он умел сыскать любовь учеников, и дисциплина у него была всегда образцовая. Как художник, Михаил Михайлович, несомненно, очень талантлив, и надо понимать, что ему приходится зарабатывать на кусок хлеба тяжелым трудом учителя в средней школе. Насколько мне известно, причиной ухода Михаила Михайловича из Томского политехнического училища явилась суровая и продолжительная сибирская зима. Искренне желал бы, чтобы Михаил Михайлович устроился в хорошем училище и под руководством директора, интересующегося надлежащей постановкой предмета графических искусств. Я решился, многоуважаемый Федор Павлович, даже послать Вам телеграмму с просьбой взять М.М. Щеглова. Я живу сейчас на даче (ст. Преображенская, Варшавский ж.д., д. Жельцы, местечко Дубны, дача Тарасова, Сергей Григорьевич Егоров), и потому боюсь, что мое письмо сильно запоздает» [20, с. 9].

Вероятно, осуществлению планов обосноваться в Рыбинске помешала начавшаяся война. М.М. Щеглов остался на какое-то время в Москве и в своих литературных воспоминаниях очень красочно описывал «напряженную» жизнь в столице в первый военный год. Пугающие «воздушные пузыри» – висящих цеппелинов, «погромы, поданные под соусом большого патриотического возмущения против различных немецких фирм…Переодетые городовые и шпики, предводительствуемые шайками хитровцев, охотнорядовцев,… набросились на магазины, склады, фабрики, всюду, где хозяевами являлись лица с немецкими фамилиями...» [34, с. 97].

В Рыбинске он все же устроился, и жил в 1915–1922 годах. «Ко времени приезда в Рыбинск М.М. Щеглов имел звание коллежского советника и был награжден орденом Святого Станислава 3-ей степени. С 16 августа 1915 года М.М. Щеглов служил преподавателем графических искусств Рыбинского коммерческого училища, имел нагрузку 26 часов в неделю и классное наблюдательство» (руководство – соврем.) [20, с. 7]. В училище М.М. Щеглов проработал с сентября 1915 года по 30 ноября 1918 года.

Любопытный эпизод из жизни художника в Рыбинске известен из стихотворения поэта-песенника Льва Ошанина «Волжская сторона лесная» (1968):

Волжская сторона лесная –

Детских шалостей щедрый улов…

Лучшим художником из всех, кого знаю,

Был Михал Михалыч Щеглов.

Наверно, в живых давно уже нет его.

И мне неизвестны его труды.

Но он меня за волосы,

Пятилетнего,

Вытащил из волжской воды.

Так в стихотворении будущий знаменитый советский поэт описал свое спасение: играя на берегу Волги летом 1917 года, он упал в воду и начал тонуть. Мальчик остался жив благодаря счастливой случайности. Ему помог Михаил Михайлович Щеглов, в тот момент писавший этюды у реки [21, л. 3].

Щеглов описывал в воспоминаниях свою жизнь в Рыбинске с 1918 года. В этом году художник организовал местное отделение пролеткульта – пролетарских культурно-просветительских организаций (1917–1920), объединявших рабочих, которые стремились к художественному творчеству и культуре. Он преподавал рисование в школе, проводил публичные лекции по искусству, организовал мастерскую «Афреклоб». Фирма занималась изготовлением афиш, рекламы и объявлений, оформлением клубов, площадей города. В павильоне на берегу реки Черемхи устраивал выставки «с поощрительными премиями за лучшие работы». Когда он уезжал из города, красноармейцы вручили ему адрес, в котором написали: «Ваши картины и плакаты зажигали нас в революционной борьбе, просветляли наш ум, давали возможность здраво смотреть на жизнь» [33, л. 3]. «Революцию, – продолжает рассказ Лада Григорьевна, супруга художника, – Михаил Михайлович встретил в Рыбинске. Его деятельность становится шире и многообразней. Рыбинцы старшего поколения помнят, как красиво и нарядно он оформил улицы и фасады домов к празднованию первой годовщины Октября. Большой заслугой М.М. Щеглова явилась организация Студии изобразительного искусства в Рыбинске, где выросло целое поколение живописцев, графиков и скульпторов» [22, с. 46].

В Рыбинске в 1919 году в семье Щегловых родился младший сын Ярослав [35, л. 2]. В 1923 году семья переехала в Крым, в Симферополь. В местном издательстве «Пролетарское дело» в 1923 году вышла поэма Александра Блока «Двенадцать» с иллюстрациями Михаила Щеглова.

С 1927 году художник жил в Харькове. Он преподавал в художественном и коммунальном институтах, работал карикатуристом во многих украинских журналах и газетах, общесоюзном журнале «Безбожник», иллюстрировал произведения А.М. Горького, Н.А. Некрасова, детские книги. В 1936 году Михаил Михайлович развелся с Марией Ивановной и женился на актрисе Ярославского театра Ладе Григорьевне Свистуновой. Они познакомились еще в 1918 году и полюбили друг друга, но оставить семью Михаил Михайлович не мог, ждал пока подрастут дети. Лада переезжала за семьей Щегловых из города в город, но жила отдельно [35, л. 3].

7 июня 1938 года в Москве в Центральном выставочном помещении «Всехудожника» открылась выставка «Художники-графики Харькова», на которой были представлены произведения Щеглова. В 1940 году художник стал участником выставки в Харькове, устроенной в Украинской картинной галерее [4, с. 230, 406, 569].

С первых же дней Великой Отечественной войны Щеглов стал выпускать в Харькове «Окна ТАСС».

Осенью 1941 года Михаил Михайлович с женой, отправился в эвакуацию в Сибирь. В Томске М. Щеглов устроился в газету «Красное знамя», где регулярно публиковалась его зарисовки и серия «Дневник Отечественной войны» [32, л. 13 об., 15 об.,17 об.]. Служил в редколлегии газеты «За Родину». Рисунки, выполненные художником для пяти вышедших номеров узнаваемы, хотя и не все подписаны [32,. л. 59]. С ноября 1941 года Щеглов входил в состав организационного бюро Союза советских художников города, а в декабре при этой организации была создана детская художественная школа, в которую преподавателем был приглашен М.М. Щеглов [12, 13 л. 4].

С 1941 по 1944 год художник с женой жил в Томске по разным адресам. Первоначально проживал на подселении, в жуткой тесноте, и его корреспонденция отправлялась на адрес Комитета по делам искусств при Совнаркоме СССР, который размещался в «нижнем гастрономе» [1, л. 50–51]. На следующий год переехал. На обороте графического листа «Счет снайпера. Год коренного перелома» (1942) из серии «Великая Отечественная война» рукою автора написано: «… г. Томск, ул. Люксембург 46, кв. 1». Еще через год художник проживал уже ближе к центру, в благоустроенном доме, где разместились эвакуированные сотрудники Комитета по делам искусств, художники из Ленинграда, Москвы, Крыма. На оборотной стороне работы «Потеряли! И еще потеряют! 8 ноября 1943 г.» указан адрес этого дома: «г. Томск, ул. Равенства, 3, кв. 5». Сохранилось письмо от 15.05.1943 года Михаила Михайловича в городской комитет партии с благодарностью «о премировании меня за работу в Томске лучшим жилищем…. Этим фактом характеризуется забота о советской интеллигенции. Она заставляет еще больше отдавать свои силы на общее дело разгрома ненавистного врага, посягнувшего на наше дорогое Отечество. Лучшее жилище позволит и мне, еще больше и лучше отдавать силы делу пропаганды и агитации средствами изобразительного искусства. Мой «Дневник Отечественный войны», выставленный в дни 1-го мая на улицах города уже второй раз, будет теперь продолжаться в лучших условиях. Буду счастлив, если я этим трудом в исторические дни Отечественной войны, со своей стороны принесу пользу Родине и г. Томску, а моя работа для Томска станет частью его исторических военных дней» [32, л. 18].

Много времени Щеглов уделял работе в редакционной коллегии по выпуску агитационных плакатов «Окна ТАСС». Всего за время своего существования мастерская выпустила 12264 экземпляра [29, с. 414]. Знаменитые «Окна РОСТА», выпускаемые В.В. Маяковским в годы Гражданской войны, возродились во время Великой Отечественной войны как «Окна ТАСС» – Окна Телеграфного агентства Советского Союза, центрального информационного органа советского государства (1925–1991). Из многочисленных плакатов, изданных томской мастерской «Окон ТАСС», более ста «окон», выполнил Щеглов, иногда дополняя сюжеты собственными стихами. «Окна ТАСС» – это злободневные плакаты, наполненные едкой политической сатирой и высокой гражданственной патетикой, они доходчиво рассказывали о событиях на фронтах войны и в тылу, комментировали сводки Информбюро, живо откликались на события из жизни Томска. Во время Великой Отечественной войны в стране ощущался недостаток бумаги. С целью ее экономии были снижены тиражи периодических изданий, и с августа 1941 года прекращен выход 20 центральных газет и 179 журналов [9, с. 105]. Однако «Окна ТАСС» выходили. В Томске их рисовали на оберточной бумаге, которую склеивали из полос до нужного размера окна-витрины магазина (как правило – 134-140 х 90 см), в котором плакаты выставлялись для всеобщего обозрения.

Сюжеты для «Окон» рисовали вручную, затем размножали готовые листы по трафарету, раскрашивая гуашью. Вся работа занимала несколько часов. Преимуществом рисованного плаката по сравнению с тиражным, печатным, в тех условиях, была независимость от типографии, а значит, возможность быстро откликаться на события и использовать не две – три краски, а больше. Действие в «Окнах» развивалось последовательно, составляя законченный рассказ. Каждый эпизод сопровождался хлестким и доходчивым стихом. Тексты к плакатам писали Б. Шпензер, З. Островский, И. Уткин, Л. Лившиц, Янпольский. Ясное, легко узнаваемое изображение давалось упрощенным силуэтом. Лаконичные цвета были символичны: герои – воин Красной армии, боец Байда, рабочий, Марья, Иван-богатырь, генерал – красный или синий. А враги – Гитлер, Гимлер, Фриц, Ганс – черный или коричневый. Четкий композиционный ритм, отсутствие мелких деталей придавали плакатам динамику. Лаконичные и выразительные плакаты были понятны любому – взрослому и ребенку. Тем, не менее, специально для детей школьного возраста М. Щеглов разработал и выпустил особую серию плакатов «Окна ТАСС», привлекая учеников к раскрашиванию по трафаретам. Один из таких «детских» плакатов «И я фронту помогу» (1942) хранится в Симферопольском художественном музее.

Из всей коллекции «Окон ТАСС» выбивается и выделяется плакат «Все силы Сибири на помощь фронту!», который иллюстрирует и стиль художника, сформировавшийся на основе модерна, и любовь к северу Сибири, изучению которой он посвятил много времени. Главное в методе художника его способность ясно и четко работать с формой, разбивать ее на мелкие составляющие, из которых потом формируется цельный образ. Если обратить внимание на детали плаката, то можно увидеть, как художник решает колонну солдат – фигуры с оружием читаются за счет нюансов и мелких деталей – валенки, оружие и головные уборы. Обозы с рыбой, идущие фризом в нижней части плаката, стали символом вклада Сибири в Победу. Образ главного героя – коренного сибиряка, Щеглов использовал ранее в оформлении обложки Первой и Второй периодической выставки картин томских художников 1908–1909 годов.

В 1942 году в Томске Щеглов стал участником художественной выставки «За Родину». Выставка подвела итоги работы Союза томских художников за первый год войны. Был напечатан каталог, в котором представлено 13 произведений автора. Под тремя работами указано – «собственность Комитета», а еще четыре плаката – «приобретены Комитетом по делам искусств при СНК СССР». Эти строки в каталоге говорят о нужности и большой востребованности творчества художника, о признании его таланта. В конце каталога есть пометка, что экспонируются также оригиналы рисунков для газеты «За Родину» художников М.М. Щеглова, Е.А. Кацмана, Л.А. Островой, Б.В. Шварца, К.И. Винтера, Е.И. Плехан, Н.А. Попова.

В этом же году городской комитет партии, отмечая вклад М.М. Щеглова в «общественно-художественную работу», поручает заведующему домом партийного просвещения «довести выставку «Дневники Отечественной войны» до широких масс трудящихся», смонтировать ее в городском театре, затем разместить на крупных предприятиях города [32, л. 117]. В 1942 году в Новосибирске состоялась межобластная выставка «Художники Сибири в дни Великой Отечественной войны» и Всесоюзная выставка в Москве «Героический фронт и тыл», где экспонировались произведения художника. В феврале 1943 года в Томске прошла персональная выставка М.М. Щеглова «Дневник Отечественной войны» [32, л. 112, 117]. Экспонировалось около 200 произведений графики. Следующая персональная выставка художника была организована в 1944 году, перед отъездом художника из Томска. Тогда же 145 рисунков из серии «Дневники Отечественной войны» и «Окна ТАСС» были приобретены у художника Комитетом по делам искусства при Совете Народных Комиссаров СССР для различных музеев страны.

После отъезда художника летом 1944 года в Томске осталось богатое творческое наследие художника: плакаты «Окна ТАСС», акварельные и карандашные эскизы к «Окнам ТАСС», «Дневники Отечественной войны», составленные на основе ежедневных фронтовых сводок, зарисовки тыловых будней города. Более 200 единиц хранения пополнили коллекцию Томского областного краеведческого музея, Научную библиотеку ТГУ (51 работа). И поскольку предметы поступили по актам от М. Щеглова, то были записаны в документах как «закупка у автора», «дар автора». Сейчас идет процесс атрибуции произведений музейных коллекций. На сегодняшний день установлено, что авторами некоторых плакатов являются: Борис Владимирович Шварц (1906–1967), известный московский художник-оформитель произведений печати, плакатист; живописец и график Ирина Николаевна Басинова (1915–1982) и художник С. Королев, биография которого пока не найдена.

В 1944 году М. М. Щеглов перебрался в Крым. В Симферополе художник занялся творческой, общественной и педагогической деятельностью. В этот год, памятный 100-летием со дня смерти баснописца И.А. Крылова, Михаил Михайлович создал серию литографических листов, отпечатанных в издательстве газеты «Красный Крым». В плакатах цитаты из басен стали «сатирическими репликами для агитационных плакатов военного времени». Щеглов сотрудничал в журналах, оформлял спектакли в Крымском драматическом театре, преподавал в Крымском художественном училище им. Н.С. Самокиша, получив еще до войны, за выдающиеся педагогические заслуги, без защиты диссертации, звание доцента. Вместе со студентами училища он работал в Артеке, оформляя территорию лагеря к открытию нового послевоенного сезона 17 июля 1945 года [23, л. 1].

Осенью 1944 года Союз художников Крыма начал подготовку к Всекрымской художественной выставке, целью которой было показать разрушения, нанесенные природе и экономике полуострова немецко-фашистскими захватчиками, а также восстановительные работы, выполненные трудящимися республики. Было, принято решение о проведении выставки в честь освобождения Крыма ежегодно [5, л. 1–2]. Михаил Михайлович, как член правления Союза художников, стал одним из участников первой послевоенной выставки, представив 20 работ. Газета «Красный Крым» писала: «Хороши зарисовки и акварели заслуженного деятеля искусств Крымской АССР Щеглова, особенно «Воронка», «Стекольщик-подпольщик И.А. Козлов», «Немцы пришли». Заместитель начальника управления по делам искусств Крыма Н. Тихомиров отмечал, что художника «вдохновила героика партизанской борьбы подполья» [14, л. 3]. И действительно художник много, вдохновенно и плодотворно работал. Он создал в 1945 году серию цветных литографий к 150-летию со дня рождения А.С. Грибоедова, пользуясь тем же приемом сочетания классических цитат и злободневной политической сатиры, что и в серии, посвященной И.А. Крылову. Темой литографий стали события Великой Отечественной войны. К концу года появилась новая графическая серия «По следам Отечественной войны». На акварельных листах запечатлены пейзажи Старого Крыма и окрестности, изуродованные траншеями, окопами и воронками; захоронения, отмеченные памятниками и простые могилы солдат и матросов – героических защитников Крыма [5, л. 18].

В 1946 году на заседании правления Союза художников Крыма было принято решение, о создании альбома «Крым в Великой Отечественной войне». Лишь в ноябре 1947 года издание вышло, но не альбом, а папка, и под другим названием – «Битва за Крым». В папке было 28 отдельных листов с графическими работами художников, среди них два живописных произведения Щеглова - «Патриотический долг» и «Подпольщики за работой». Своим наполнением и исполнением альбом не порадовал ни организаторов, ни участников. Однако, (по мнению современных искусствоведов,) издание уникально. Оно содержит работы непосредственных очевидцев событий, участников боевых действий, подпольного и партизанского движения, людей, которые только пережили Великую Отечественную войну и одержали Победу. Их впечатления свежи, произведения гармоничны и не пафосны, как это не редко бывает сейчас.

9 мая 1946 года в Симферополе открылась III выставка, для которой Михаил Михайлович подготовил две исторические композиции «Адмирал Ушаков берет в плен трехбунчужного пашу Сеид-бея» и «Ранение М.И. Кутузова под Шумами», а также этюды Артека и иллюстрации к литературному альбому «Пушкин в Крыму». Всего 12 работ, но они «свидетельствуют о незаурядном даровании: он наблюдательный и опытный рисовальщик, легко владеет композицией, хорошо разбирается в цвете» [17, л. 3].

В 1947 году художники готовились не только к ежегодной Всекрымской выставке, но и к Всесоюзной выставке в Москве, посвящённой 30-летию Великой Октябрьской революции. Темы к созданию картин были обозначены: Победа в Великой Отечественной войне, герои страны, «отражение жизни и быта колхозников, а также изготовление плакатов, популяризирующих постановления Пленума ЦК ВПП(б)» [5, л. 15]. Михаил Михайлович подготовил несколько работ, соответствующего направления: «Колхозники подписывают письмо к И. В. Сталину», «Старая деревня», «На вокзале», «Новые хозяева Крыма».

Пятая выставка крымских художников открылась в Симферополе в 1948 году. Ее тема была продиктована общесоюзным юбилеем 30-летия Советской армии [5, л. 1]. Щеглов подготовил цикл работ, иллюстрирующих любимые и всем знакомые солдатские песни: «По долинам и по взгорьям», «Чапаевская», «Под звездами Балканскими», «На солнечной поляночке» [5, 5–8].

Газета «Красный Крым» в 1949 году писала о подготовке к областной выставке изобразительного искусства, посвященной 30-годовщине Советского Крыма, и отмечала, серию иллюстраций художника Щеглова к произведениям русского поэта А.С. Пушкина. В Крымском издательстве были выпущены книги с иллюстрациями художника к детским сказкам, произведениям Л.Н. Толстого, А.П. Чехова. В Симферопольском художественном музее хранится серия графических листов к рассказам А.П. Чехова «Лошадиная фамилия», «Хамелеон», «Хирургия», созданным в Томске, в 1942 году.

В октябре 1954 года М.М. Щеглов принял участие в Выставке изобразительного искусства Украинской ССР, посвящённой 300-летию воссоединения Украины с Россией, открывшейся в Москве в Государственной Третьяковской галерее.

Последняя персональная выставка русского и советского художника-графика, карикатуриста, иллюстратора состоялась в 1955 году, в год его кончины. А через два года в 1957 году в Симферополе вышла книга М.М Щеглова «Наброски по памяти. Воспоминания старого художника», в которой много страниц посвящено Томску.

Потомки художника унаследовали его творческий талант. Сын М.М. Щеглова – Алексей (1908–1980) – талантливый театральный художник, мастер монументально-декоративного искусства и книжной графики, член Союза художников Украины (1958). В годы войны, после освобождения Харькова с сентября 1943 по июнь 1944 годы, Алексей Михайлович выпускал «Агитокна», продолжая нумерацию «Окон», начатую еще отцом перед отъездом в Сибирь. Внучка Михаила Михайловича, Платонова Наталья Алексеевна, – проректор по научно-исследовательской работе, доктор экономических наук, профессор Российского государственного университета туризма и сервиса живет и работает в Москве. В США в Сан-Франциско с 1995 года живет младший сын М.М. Щеглова Ярослав, написавший в 2009 году по просьбе племянницы Н.А. Платоновой «Воспоминания» об отце и составивший родословную семьи. Ярослав Щеглов со студенческой скамьи 28 июня 1941 года был призван в армию. Принял участие в боях за Белую церковь, Москву. Получив несколько серьезных ранений, после госпиталя Ярослав Михайлович был откомандирован для охраны военного объекта в Москве, где и встретил Победу. После войны продолжил учебу в Харьковском механико-математическом институте и в 1948 году закончил обучение с «красным дипломом». После аспирантуры, оставшись в институте, с 1951 года он преподавал теоретическую механику и до 1994 года работал научным сотрудником на кафедре двигателей внутреннего сгорания. Его дочь Ольга (1960) и внучка Татьяна (1987) получили профессиональное художественное образование и работают художниками-дизайнерами в США [35, л. 14–15].

Обладая педагогическим даром, Михаил Михайлович сумел привить художественный талант не только сыновьям, но воспитал плеяду замечательных советских художников, выпускников рыбинской студии и художественного училища в Симферополе. Один из учеников М.М. Щеглова в Рыбинске, народный художник СССР Н.А. Соколов, в книге воспоминаний писал: «Известно, что целый ряд студийцев, начавших обучение изобразительному искусству у этого замечательного человека, впоследствии стали художниками, профессионалами – живописцами или графиками, скульпторами, театральными художниками и даже директорами художественных музеев нашей страны. Так, Григорий Базурин был главным художником Большого театра в Москве, Лев Писаревский стал известным скульптором, я – 65 лет был членом содружества КУКРЫНИКСы, мой брат, Сергей Соколов, всю жизнь работал художником» [22, с. 9]. Много публикаций о наставнике оставил его студиец – ленинградский художник, искусствовед и коллекционер. М.Е. Удалеев (1905–1995).

Произведения художника Михаила Михайловича Щеглова хранятся в собраниях Томского областного художественного музея, Томского областного краеведческого музея, Научной библиотеке Томского Государственного Университета, Государственном Ростово-Ярославском архитектурно-художественном музее-заповеднике, Луганском областном музее, Рыбинском музее-заповеднике, Симферопольском художественном музее. К 75-летию Победы в Симферополе подготовлен альбом «Весна Победы: тема победы в живописи и графике», в котором опубликовано 39 произведений М. М. Щеглова.

Наследие Михаила Щеглова очень богато и разнообразно. М.М. Щеглов вошел в историю искусства русской и советской книжной графики как непревзойдённый иллюстратор, внимательный к авторским текстам. По произведениям можно проследить какой путь прошел художник – от натурных и непритязательных акварелей до невероятно ясных и знаковых плакатов. Его образованность, знание своеобразия регионов, где он жил, позволили создавать очень разные по стилистике произведения. В графике 1910–1920-х годов ясно читается эстетика модерна, при этом Щеглов смог применить и в сибирских сюжетах живую и легкую линию ар-нуво, провозглашая первичность русского или «сибирского стиля». Иная, более строгая и реалистичная, менее сочная по цветовой гамме манера исполнения прослеживается в его произведениях 1930–х годов.

Самым ярким этапом в творчестве художника была работа над «Окнами ТАСС» в 1941-1945 годах, именно здесь во всей мощи проявился талант Щеглова к обобщению, ясности и строгости художественного языка. В более поздних крымских работах 1950-х годов, иллюстрациях и литографиях, уже нет того художественного напора, той безудержной самоотдачи как в плакатном искусстве, с которой художник работал в сибирском городе Томске в годы Великой Отечественной войны.

Литература и источники:

1. Архим ТОКМ. Ф.1. Оп. 3. Д. 344. Л. 50-51

2.Боженко Л.И. У истоков творчества // Красное знамя. Томск. – 1964. – 12 июня. – № 137.

3.Выставка к годовщине освобождения Крыма: каталог. – Симферополь: Красный Крым, 1945. – С. 6, 7, 16.

4.Выставки советского изобразительного искусства: справочник. Том II. 1933–1940. – М., 1967. – С. 230, 406, 569.

5.ГАРК. Р-4164. Оп. 1. Д. 15. Л. 18; Д. 17. Л. 1-2; Д. 31. Л. 15; Д. 40. Л. 1; Р-4185. Оп. 1. Д. 45. Л. 5-8.

6.ГАЯО. Ф-75, Оп. 3. Д. 143. Л. 27. Формулярный список преподавателя рисования М. М. Щеглова.

7.Горький и художники. Воспоминания. Переписка. Статьи / [авт. вступ. ст., сост. И.А. Бродский]. – М.: Искусство, 1964. – С. 175.

8.Гребенщиков Г.Д. Письма к друзьям // Барнаул. – 1995. – № 4. – С. 158–159.

9.Забочень М., Артемьев В. Подвигам доблести – слава, честь, память // Советский коллекционер. Москва. – 1975. – № 13. – С. 105.

10.Жилякова. Н.В. К истории томского журнала «Силуэты жизни родного города» (1909) – «Силуэты Сибири» (1910) // Вестник Томского государственного университета. Филология. – 2015. – № 2. – С. 147–160.

11.Кочегура В. На выставке художников Крыма // Красный Крым. Симферополь. – 1946. – 16 мая.

12.Красное знамя. Томск. – 1941. – 25 декабря.

13.Красное знамя. Томск. – 1941. – 20 ноября.

14.Красный Крым. – 1945. – 16 мая.

15.Красный Крым. – 1945. – 23 мая.

16.Красный Крым. – 1945. – 17 июня.

17.Красный Крым. – 1946. – 8 мая.

18.Красный Крым. – 1949. – 5 июля.

19.М.М. Щеглов // Томск от А до Я: краткая энциклопедия города / под ред. Н.М. Дмитриенко. – Томск, 2004. – С. 425.

20.Петухова Н. Письма в Рыбинск // Рыбинск. – 1994. – № 63 (сентябрь). – С. 7–9.

21.Романов Д. Благодарность поэта. По следам стихотворений Л. Ошанина // Рыбинская правда. – 1975. – 25 октября.

22.Романов Д.В. Рыбинск в судьбах замечательных людей. – Рыбинск, 1997. – 46–47.

23.Свистов В.Т. Есть местечко в Крыму.

24.Сибирская жизнь. Томск. – 1910. – № 215.

25.Сибирская жизнь. Томск. 1911. – № 201.

26.Сибирская жизнь. Томск. – 1911. – № 210.

27.Сибирская жизнь. Томск. – 1911. – № 250.

28.Сибирская жизнь. Томск. – 1911. – № 259.

29.Томская область: исторический очерк / отв. ред. В.П. Зиновьев. – Томск: Изд-во Том. ун-та, 1994. – С. 414.

30.Тюрина И.П. История томских периодических художественных выставок (1908–1919) // Художественная жизнь Сибири начала XX в.: к 90-летию Томского общества любителей художеств: материалы региональной научно-практической конференции / под ред. И.П. Тюриной. – Томск: изд-во Том. ун-та, 2000.

31.Хроника художественной жизни Томска 1909–1919 гг. К 90-летию Томского общества любителей художеств: [по материалам газеты «Сибирская жизнь»] / авт.-сост. И.П. Тюрина. – Томск: Изд-во Том. ун-та, 2000.

32.ЦДНИ ТО Ф. 80. Оп. 3. Д. 203. Л. 117; Д. 6. Л. 59; Д.255. Л. 18; Ф. 4204. Оп. 4. Д. 210. Л. 13

33.Удалеев М. Счастье творить для народа // Рыбинская правда. – 1975. – 28 ноября.

34.Щеглов М.М. Наброски по памяти: воспоминания старого художника. Симферополь: Крымиздат, 1957. – 123 с.

35.Щеглов Я. Воспоминания. Архив ТОХМ. 15 л.

 

Л.Ю. Исаева, старший научный сотрудник научно-исследовательского отдела ТОХМ

 

Список сокращений:

ГАРК – Государственный архив Республики Крым

ГК ВКП(б) – городской комитет Всероссийской коммунистической партии большевиков

КУКРЫНИКСы – творческий коллектив художников-графиков: Михаил КУприянов, Порфирий КРЫлов, НИКолай Соколов. Псевдоним составлен начальных букв фамилий и имени.

РОСТА – Российское телеграфное агентство, информационный орган СССР (1918–1925)

ГАЯО – Государственный архив Ярославской области

ТАСС - Телеграфное агентство Советского Союза

ТГАСУ – Томский государственный архитектурно-строительный университет

ТОКМ – Томский областной краеведческий музей

ТОХМ – Томский областной художественный музей

НИ ТГУ – Научно-исследовательский Томский государственный университет

ЦДНИ ТО – Центр документации новейшей истории Томской области

Поделиться с друзьями:
УчредительРеквизитыКонтактыКнига отзывовКарта сайтаИспользование изображений

© Томский областной художественный музей. Все права защищены.
яндекс.ћетрика