Версия для слабовидящих
(3822) 51-41-06
Выставки / Текущие / Я. Я. Панов. Живопись. К 100-летию со дня рождения
09.10.2019 - 11.11.2019

В искренних пейзажах, созданных томским живописцем Яковом Яковлевичем Пановым и представленных на выставке в музее, посвященной его 100-летнему юбилею, нет искусственности и надоевшего фотонатурализма. В экспозиции представлены произведения из собрания Томского художественного музея и его филиала: картинной галереи села Подгорное.

Сибирская природа для художника всегда был одухотворена, всегда была вершиной его мира. Вершиной, покорить которую можно только живя в гармонии с собой и окружением: будь то друзья-художники или работа на пленэре. Панов умел соединять в своих работах малое и большое, далекое и близкое – тонкую ветвь вербы и почти эпически звучащие грозовые облака, несущие предпасхальное омовение первого весеннего дождя; мятежный хаос речного половодья и нежно-зеленую дымку деревьев. Даже в пейзажах 1970–1980-х годов где побудительной темой было – активное индустриально-нефтяное освоение Сибири – Панов был лириком и поэтом, истинным представителем иркутской живописной школы.

Истоки любви живописца к природе в детстве. Мальчик с хутора Нюрса Чаинского района Томской области и не думал о том, что станет художником. В автобиографии, написанной в 1992 по просьбе музея, Панов заметил, что только в 17 лет он сделал открытие, «что на художников, оказывается, учат». Но именно с детства начался непрерывный процесс накопления впечатлений, самые яркие и сильные из которых отразились позднее в его живописи.

 В работах художника приглушенное звучание цветов, негромкий и проникновенный разговор, «северная» гамма, она словно усиливает реальность, создает эффект присутствия. Из подсознания приходят образы, виденные когда-то, почти до первых ярких впечатлений детства. Редкое в наше время качество, которым был одарен художник. Он мог удивляться простым праздникам природы: слепому дождику, первому снегу, живым проталинам, яростному разливу рек. И его радостное удивление, перенесенное на холст или картон, помогает всем нам почувствовать почти осязаемо живой, дышащий и родной сибирский пейзаж.

В холстах мастера отразились не только его ранние впечатления. Тут и память уроков ушедших учителей, и опыт пройденных лет, и надежда, устремленная в будущее. Разве вычеркнешь из жизни суровые военные годы? Разве мало значит учеба в Иркутском художественном училище? «Для деревенского парнишки было непросто впервые махнуть в такую даль, в какой-то Иркутск», – вспоминал Я.Я. Панов в своей автобиографии, где со здоровым чувством самоиронии рассказал художник о сложностях своего поступления без предварительной подготовки в художественное училище: «Я же выходец из идеологической организации (имеется ввиду его работа в райкоме комсомола – Т.М.), у меня еще была положительная характеристика и рекомендации, а директором училища был И.И. Бортников – бывший забайкальский партизан, выпускник института красной профессуры, он меня и поддержал, помог исполниться моей мечте». Учился Панов у талантливого педагога Александра Ивановича Вологдина, репрессированного в 1937 году, а затем у Алексея Петровича Жибинова – художника-философа, ученика Павла Николаевича Филонова.

В лучших пейзажных работах живописца живет ВРЕМЯ. Но оно не поддается прямому исчислению. В сибирских пейзажах Панова время – категория поэтическая. Зритель физически ощущает его поток, не раздробленный плотинами обыденности. Имя ему – вечное существование Природы. Через простейшие, привычные реалии действительности – ветви, берега, снега и травы – мастер раскрывает величие бытия – тайну, поражающую нас. Время, пульсирующее в произведениях Панова, имеет имя – оно «светлянское». Это особая форма пантеизма художника: поклонение природе деревни Светлянки Чаинского района, где он жил в детстве и куда с 1955 года каждую весну и осень приезжал совершать свой особый священный ритуал, даруя этим живым местам существование на холстах, где разлита гармония природы и таланта мастера.

Натурная работа – стержень творчества Панова. Общение с природой, учеба у неё исключают наносное, непрочувствованное, лживое. Одухотворенные небесной ратью движущиеся облака, по-девичьи хрупкие руки-ветви просыпающихся берез, угасающий свет снеговых полян, напоенные весенней влагой темные стволы. Эти образы – плод столкновения живописца с натурой. Корень в том, что каждый нюанс в природе требует у художника жизни на холсте, а мастер вносит в рождающийся образ единственный акцент, интонацию искреннего восхищения – то необъяснимое, что делает искусство искусством.

У Панова поиски главного начинаются на пленэре: в окрестностях деревни Светлянки, которой давно нет… Этюды – пища художника. При всей близости его полотен к натуре он уходит от приземленности, от прямой передачи увиденного, от пересказа. Его ключ к работе над пейзажем-настроения – построить отношения трех стихий: Земли, Воды и Воздуха…Состояние природы нельзя просто увидеть. Его можно только почувствовать, как живую музыку. Панов сначала слышал звуки, затем складывал их в тональную мелодию красок, подчиненную природным стихиям. Природа стала «неизбежностью», «интуицией», творческой потребностью человека и живописца. В ней все дорого ему, все значимо.

Пейзаж наиболее полно воплотил лучшие качества дарования художника, и в первую очередь те из них, которые связаны с его пониманием живой природы. Отсюда то, что всегда отличало отечественный пейзаж, то, что стало традицией – картины-этюды, ассоциативность видения, образная интерпретация найденного в этюде, искренность. Искренность художника – это решающее в разговоре художника со зрителем, что находит отклик в душе человека вне зависимости от того, искушенный ценитель или человек, впервые соприкоснувшийся с искусством. Изобразительный язык пейзажей Панова спокойный и сосредоточенный, он позволяет достигать в холстах удивительного равновесия, где цветовые массы связаны между собой тонкими градациями рефлексов. Панов – великолепный колорист. Он пристрастен и верен природному контрасту теплых и холодных тонов. И часто негромкое интонационное звучание, присущее большинству его образов, определяет колористическую мягкость полотен. Пейзаж – основа, почва творчества мастера. Панов пишет: «В многолетней работе на природе я чувствовал, что взаимопонимание природы и художника возможно, видимо, только на Родине, там, где прошло детство. Именно там он с природой как говорится, на короткой ноге, там – не будет фальши, там – все искренне». И потомки будут смотреть на наш мир глазами художника.

К открытию выставки при финансовой поддержке семьи художника подготовлен иллюстрированный каталог произведений художника, куда вошли работы из трех музеев: ТОХМ, Картинной галереи с. Подгорное и ТОКМ (авт.-сост. Т.Н. Микуцкая, дизайн-верстка С.С. Павский).

Микуцкая Татьяна Николаевна – искусствовед, заведующая отделом ТОХМ, заслуженный работник культуры РФ

Статья директора Чаинской картинной галереи Г.А. Сушковой к 95-летию художника по ссылке 

Стоимость билетов:

  • Взрослый - 100 рублей;
  • Льготный - 70 рублей;
  • Детский  - 50 рублей

Я.Я. Панов

1985. Томские художники ветераны войны.

Г.М. Ламанов. Плортрет художника Я.Я. Панова. 1975. ТОХМ

Затопленный лес. 1978. Картон, масло. ТОХМ

Иксинский разлив. 1986. Картон, масло. ТОХМ

К вечеру. 1965. Картон, масло. ТОХМ

Осень в Светлянке. 1985-1990. Картон, масло. ТОХМ

Тает. 1979. Картон, масло ТОХМ

Туман на Байкале. 1959-1960. Холст, масло. ТОХМ

Чая. Большая вода. 1966. Холст, масло. ТОХМ

Холодный май. 1967-1968. Картон, масло. КГП
 
Поделиться с друзьями:
УчредительРеквизитыКонтактыКнига отзывовКарта сайтаИспользование изображений

© Томский областной художественный музей. Все права защищены.
яндекс.ћетрика