Версия для слабовидящих
(3822) 51-41-06
Выставки / Виртуальные выставки и экскурсии / История явления иконы Онуфрия Великого в Томской губернии

История явления иконы Онуфрия Великого в Томской губернии

Кажется, что сегодня не очень к месту истории о подвигах христианских подвижников, ведь на христиан не открыты гонения: с крестом, видимым на груди возможно участвовать хоть в телешоу, хоть в выборах президента. Кажется, что жизнь стала иной, нет необходимости бросать все и идти в леса спасать веру, отрекаясь от всех удобств и благ цивилизации. Как делали это они, пустынножители, отшельники и анахореты.

Одним из таких тружеников остается Онуфрий Великий, египетский пустынник IV века, чье теплое сердце бьётся сквозь убаюкивающий шум беспокойного мира, не давая живому пребывать в дремоте.

Следуя тексту «Жития преподобного Онуфрия Великого», составленного его «жизнеописателем», монахом Пафнутием, Онуфрий родился около 320 года в Персии. (1.) Он был «царевичем персидским», сыном персидского царя, (2.) который, «по внушению ангела», отдал своего младенца в христианский монастырь близ города Гермополя. (3.)

Даже в обители отрока Онуфрия отличала «голубиная кротость» и редкая чистота сердца. Когда отрок услышал рассказы отцов-наставников о том, как жили в пустыне святые Илья Пророк и Иоанн Предтеча, а тем более, когда узнал об аскетах-пустынниках, живущих совсем рядом, в нескольких днях пути, он возгорелся желанием подражать их пустынному житию и подвигам. «От слов сих усладилось сердце мое» (4) – такое высказывание св. Онуфрия приводит преподобный Пафнутий, когда тот твердо вознамерился идти вглубь Фиваидской пустыни.

 Удаляясь вглубь Фиваиды, Онуфрий повстречал опытного старца, обучившего его уставу пустынножительства, молитве и наиважнейшему - борьбе с «диавольскими искушениями». Затем старец прошел прошёл с Онуфрием «четыре дня и четыре ночи» от своей кельи и указал ему небольшую пещеру – «живи в ней один и подвизайся о Господе». Преподобный Пафнутий писал, что подобные старцы-пустынники, жившие в уединенных пещерах-кельях огромной Фиваиды, исполняли всю её «благовонной молитвой». До самой своей смерти старец один раз в году приходил навещать молодого собрата, на его руках подвижник «преставился ко Господу». Похоронив старца «со многим плачем» вблизи своего жилища, Онуфрий остался наедине со множеством непрестанных скорбей и вражьих искушений: «Много раз отчаевался я в жизни своей … неудобно оповещать то, что человек должен творить наедине ради любви Божией» (5). Он изнемогал от голода и жажды, ведь пищей его долгими годами служила лишь трава, «пустынное зелие», а питием – «небесная роса», скапливающаяся на теле отшельника ночами. Когда через несколько лет его одежда совсем истлела, - а пустыня отличатся необычайным дневным зноем и ночным холодом, то Создатель, посылающий все необходимое Своим угодникам, дал ему надлежащее одеяние, густой покров волос. С этими волосами его и изображают на иконах.

Ангел небесный стал ежедневно приносить Онуфрию немного хлеба и воды.

Когда протекло первых тридцать лет его пустынножительства, прямо около пещеры забил чистый родник и выросла пальма с двенадцатью ветвями, каждая из которых приносила плоды в свой месяц года. «Когда оканчивается один месяц, оканчиваются и плоды на одной ветви; когда наступает другой месяц, начинают вырастать плоды на другой ветви». К моменту встречи с Пафнутием, Онуфрий прожил в полном одиночестве более 60 лет, всецело предав себя воле Божией. Пафнутий пишет, что отправился на поиски мудрого отшельника, способного научить уединенной молитве, именно потому что сам желал поселиться в пустыне ради служения Христу. За много дней пути от человеческого жилья Пафнутий увидел испугавшего его своим видом человека с длинною бородой, который вместо одеяния был покрыт с головы до ног седыми волосами. Это и был подвижник Онуфрий, работник Божий.

…Всего день и ночь даны были святому Онуфрию, чтоб перед своей кончиной поведать о десятилетиях молитвенного труда и тяжкой битвы со злобным врагом рода человеческого. Утром после совместной молитвы пустынник Онуфрий «предал Богу свою душу».

Был двенадцатый день июня месяца (ст.стиль). Едва Пафнутий успел засыпать «честное тело» мелкими камнями, как пещера начала разрушаться. На глазах монаха Пафнутия «финиковая пальма, питавшая святого, исторглась из корня своего», а источник «живой воды» во мгновение иссох.

Пафнутию ничего не оставалось, как вернуться обратно в свою обитель. Созданное им «Житие святого Онуфрия», прославляющее подвиги пустынножительства, быстро разошлось по монастырям всего христианского Востока.

На сегодня известно всего два чудотворных явленных образа святого Онуфрия: из польского монастыря св. Онуфрия в Яблечне и иконы святого, связанной с Кузнецкой землей. Во времена появления святого образа эти места входили в Томскую губернию и епархию.

 У известного в первой половине XIX века томского купца Александра Михайловича Горохова была дочь Павла Александровна. Даже в те годы из своей среды ее выделяла искренняя и глубокая вера.

 Именно с ее светлым именем связано не только обретение явленной иконы святого Онуфрия на речке Челы, притоке реки Яи, но и прославление его великого имени на Томской земле.

Вторым мужем Павлы Александровны стал барон Гюллесем фон Мершейда, в другой редакции - Мершейф фон Гильзен. Этого немца из Остзейского края, оставившего военную службу в чине подпоручика, изначально приехавшего в Томск с «научными целями», называли здесь барон Альберт Федорович фон Гильзен. (6.)

Фон Гильзен несколько лет заведовал добычей золота на чужом предприятии, а потом стал владельцем собственных золотых приисков - сначала старого, недалеко от села Колыон, а затем нового, рядом со старинным селом Жарковским (Жарковка), который сразу стали называть Бароновский.

Когда в конце 1840-х годов Павла Александровна с мужем Альбертом Федоровичем и дочерями, прибыли на прииск, она постаралась наладить привычную для семьи жизнь и в глухой тайге. Баронесса фон Гильзен оборудовала и благоустроила дом на прииске по своему изящному вкусу, посадила вокруг цветы и плодовые деревья, а главное нерушимо сохраняла в семье усвоенный с детства дух православного благочестия, который прежде всякого знания и закона, старалась передать своим дочерям.

Вскоре после их поселения на прииске Павле Александровне несколько раз было мучительное, по невозможности исполнить, сонное видение: баронесса видела какую-то икону, в местности, расположенной вниз по речке Чалы, почти на месте ее впадения в Яю. А однажды она четко услышала разгневанный голос: «Доколе же я буду стоять в лесу!». После такого предупреждения женщина сразу отправилась в лес к указанному устью речки Чалы, чтоб найти образ. Домашние и прислуга вместе с ней несколько раз внимательно осматривали окрестности, пока не обнаружили в трех верстах от прииска в густых хвойных зарослях, «пихтачах», образ святого Онуфрия, стоящий прямо на каменистой земле.

По преданию, сохранившемуся в здешних местах, несколько раз баронесса и дети не смогли поднять образ. Когда же в смирении сердца Павла Александровна подошла к образу, то легко подняла его на руки. Вернувшись домой, с «благодарственными молитвами» они поставили на божницу явленную икону с изображением Преподобного.

В знак особого почтения к угоднику Павла Александровна заказала для образа Онуфрия Великого «сребропозлащенную» (серебряную под золотом) ризу.

Весть о чудесном обретении иконы святого быстрее молнии разнеслась по соседним приискам и селениям. Да и было от чего удивиться, ведь где пустыня Египетская и где - томская тайга! В своей сибирской глухомани многие и вовсе не слыхали о великих древних отшельниках, что обретались, как птицы Божии, в узких пещерках не заботясь об одежде и пропитании.

Людям хотелось самим увидеть образ, стать причастным к Небесному дару. Дом барона с явленной иконой притягивал к себе самых разных людей. ….

Семья барона часто проживала в Жарковке, где у них стоял обустроенный дом. Если они уезжали с прииска надолго, Павла Александровна забирала образ с собой.

Онуфриевский прииск находился от Жарковского (нынешний пгт Яя) в сорока километрах. Позже прямо на месте прииска барона фон Гильзена выросла уютная деревня Бароновка, расселенная, как и множество русских деревень в кампанию укрупнения колхозов уже в 1970-е годы. Коренные жители Бароновки были переселены в поселки Барзас и Разведчик.

Жарковка же, как следует из старого предания, получила свое название от обилия цветов под названием – жарки или огоньки, что каждой весной пылающим оранжевым ковром покрывали в этих местах склоны реки Яи. Со временем Жарковское расширялось, заселяясь все больше. Церквей же поблизости не было ни одной. Тем решительнее после явления иконы святого жители Жарковского и рабочие окружающих приисков и посёлков Судженского (с 1931 года город Анджеро-Судженск) и Орловского решили ходатайствовать о построении у них церкви, во имя преподобного Онуфрия.

Такое дозволение было получено в сентябре 1860 года от Преосвященнейшего Парфения, епископа Томского и Енисейского (Попов, 1854-1860). «Усердием будущих прихожан», как указывают некоторые епархиальные бумаги, в Жарковском за несколько дней лета 1861 года на скалистом высоком берегу Яи вознесся неольшой деревянный храм. Однако первый исследователь истории о явлении образа Великого Онуфрия, тогдашний настоятель храма, протоиерей А. Сидонский в своем «Отчете о состоянии приходских церквей» за 1909 год прямо указывает: «в селе Жарковском женою барона в честь упомянутой иконы была построена первая церковь». (7.)

Образ Онуфрия Великого, находившийся после своего чудесного явления в доме «обретательницы», по завещанию баронессы, торжественно и со всеми почестями поставили в новой Онуфриевской церкви.

Однако баронесса не увидела ни первого крестного хода с явленной иконой святого Онуфрия, ни новой церкви в Жарковке.

Павла Александровна фон Гильзен умерла 10 апреля 1858 года от горячки после возвратного тифа. Безутешные родные похоронили ее в Колыоне, где находился Никольский храм, ближайшая к Жарковке действующая в то время церковь.

В декабре 1861 жители села Ольгинского Судженской волости, в любых «житейских обстояниях» прибегавшие к преподобному Онуфрию, по благословению епископа Томского и Семипалатинского Порфирия (Соколов, 1809-1865) заложили в честь любимого святого деревянную церковь с колокольней, которая «была окончена постройкой» в 1864 году.

Так необычно повлиял на духовную жизнь сибиряков явленный образ святого подвижника: всего в нескольких верстах друг от друга – в селах Жарковском и Ольгинском, освящали пространство два храма в честь Онуфрия Великого.

Местные жители-старожилы слышали от прадедов, что подлинные чудеса у явленной иконы Онуфрия Великого свершались, когда люди молились перед ней от сердца, со всей искренностью.

Святой Онуфрий считался в этих местах главным покровителем и предстателем за детей. Рассказы о невероятных исцелениях и помощи Угодника Божия в крестьянских делах встречается в архивных бумагах и газетах того времени. В день памяти Онуфрия Великого, 12 июня, храм в селе Жарковском был переполнен верующими, большинство богомольцев приходило на поклонение иконе за сотни верст.

Чтобы сегодня правильно понять те или иные события прошлого своей страны, надо непременно учитывать духовное состояние народа. Так, русские крестьяне, из которых в основном и набирались работники сибирских приисков, до революционной смуты были укоренены в Православной вере. Судя по сохранившимся документам, подавляющее большинство городских, а тем более сельских жителей, непременно участвовало в церковных богослужениях и крестных ходах.

После революции, когда новая власть стала уничтожать все, что имело отношение к Вечности, погибли две церкви, возведенные в честь святого Онуфрия в селах Жарковском и Ольгинском. До основания снесли Никольский храм в Колыоне, не пощадив и церковного кладбища. Сегодня место упокоения баронессы Павлы Александровны фон Гильзен без археологических исследований можно установить только приблизительно.

Однако один из точных списков явленного образа Преподобного Онуфрия конца XIX-го века из частной коллекции экспонировался в Кемеровском областном краеведческом музее в 2003 году на юбилейной выставке, посвященной 10-летию Кемеровской и Новокузнецкой епархии. На этой иконе сегодня есть табличка с надписью о том, что она является точным списком, стало быть, соразмерной копией, чудотворной иконы. Только, судя по сохранившимся сведениям, меньшего размера.

Композиция являет традиционный иконографический образ святого на фоне пещеры, изображенного коленопреклоненно с длинной белой брадой, ниспадающей до земли. Одеяние преподобного составляет, подобно другим пустынникам, лишь набедренное препоясание из листьев финиковой пальмы. В правой части представлен Ангел Господень, стоящий на облаке и собеседующий с преподобным. По нижнему полю иконы следует надпись: "Благословение храма (далее по тексту утраты) Онуфрия". Внизу посредине имеются темные вертикальные подпалины от свечи.

Владельцы образа в 2010 году передали икону для возрождения Онуфриевского крестного хода. С этого времени 25 июня при участии кемеровского и яйского духовенства, по благословению митрополита Аристарха с этой иконой св. Онуфрия совершается ежегодный Крестный ход по маршруту Кемерово - Ленинск-Кузнецкий.

Как и ранее, преподобный подаёт благодатную помощь всем искренне обращающимся к нему. В Иверском мужском монастыре, по благословению правящего архиерея, в подвальной части Иверской церкви решено устроить пещерный храм в честь преподобного Онуфрия Великого. И в селе Яйском (Жарковском) воссоздана церковь Онуфрия Великого, только на другом месте.

Несколько лет назад в этих появился тёплый обычай, удивительно точным образом соединяющий древнюю Фиваиду и Сибирь: во время крестного хода освященные финики получают все его участники. Этот обычай очень подходит облику святого пустынника Онуфрия, питавшегося плодами чудесной пальмы.

По слову Отцов подвижников, единственное, что важно для Вечности – это любовь. Которая требуется человеку, чтоб он не перестал быть человеком, которую так щедро подает Создатель через Своих святых подвижников.

Статью подготовила И. А. Евтихиева.

____________________________________________________________

1. По толкованию св. Иоанна Златоуста, волхвы, призванные в Вифлеем поклониться Богомладенцу, также были родом из Персии или древней Вавилонии, где волхвование считалось важным знанием, а волхвы и маги очень почитались.

2. Ныне – Ирак и часть Сирии.

3. Гермополь, «город Гермеса» - древний город в Среднем Египте. С III века становится одним из христианских центров и столицей Римской провинции.

4. Жития святых, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия ростовского», М., Синодальная типография. 1913. С. 237.

5. Житие Преподобного… Ук. соч. С. 241.

6. Остзейский край - историческое название прибалтийских губерний Российской империи: Курляндии, Лифляндии и Эстляндии. Остзейские или балтийские немцы составляли аристократические, верхние слои общества, а также большую часть свободных граждан, бюргеров. Немцы оказывали огромное влияние на культуру и даже язык местных жителей, проживавших в подавляющем большинстве на мызах или хуторах.

7. Сноска. 21. ГАТО. ф.170, оп.1, д.3735. лл. 27-28.


Онуфрий Великий. Фрагмент фрески. Монастырь Протат. Афон. Иконописец Мануил Панселин. Кон. XIII в.

Список явленной иконы св. Онуфрия. Втор. пол. 19 в.

Преподобный Онуфрий Великий. Металлография. Россия, Москва, Фабрика Бонакера, 1899 г.
 
Поделиться с друзьями:
УчредительРеквизитыКонтактыКнига отзывовКарта сайтаИспользование изображений

© Томский областной художественный музей. Все права защищены.